Все там будем

2015-06-03 | 23:48 , Категория текст


Я хочу вдогонку женщине за сорок сказать, что мне вообще не нравится, как люди позволяют себе отзываться о тех, кто попадает в другую возрастную категорию.

Если ты существенно моложе автора истории — ты сопляк, школота, мóлодежь. Автор никогда не был подростком. А если был, то это было давно и неправда. Хотя нет, правда был, но он был ого-го, а вот современная молодёжь — вся неправильная. А даже если был и не ого-го, а так себе, то это были умильные ошибки юности, не то что непростительные проступки современных тинейджеров.

С людьми старше — вообще страшно читать. Такое ощущение, что рабочий принцип — «чем хуже, тем лучше». Люди, у вас что, не было родителей? У вас не было бабушек и дедушек, отвоевавших войну, стареньких, больных, возможно, пахнущих не розами, а корвалолом, с печёночными пятнами на пергаментной коже, вечно дающих советы, как жить, смотрящих по телевизору исключительно новости и «Санта-Барбару», тайно хранящих под подушкой портреты Сталина и Зюганова, брюзжащих, сплетничающих, лезущих вечно в ваши дела, но от этого не менее вам дорогих?

Может быть, вы рассчитываете умереть молодыми и здоровыми? Потому что иначе вы все там тоже будете. Да, не всем вам удастся сохранить все мозги к семидесяти годам. Многие из вас сами превратятся в «склочных бабок» и «пихучих дедов», уж извините. До вас это случится с вашими родителями, как и до них это случилось с дедами.

У меня шестидесятилетний отец в провинциальном городе полез к молодёжи что-то там объяснить про жизнь и был тинейджерами избит. Может быть, был неправ, а может быть, у этих тинейджеров дома родители привыкли отзываться о стариках, как о мусоре. А это — чей-то муж и отец. Он меня в детстве учил читать и считать и качал на коленях. Если он тогда пах машинным маслом, а сейчас пахнет лекарствами, мне всё равно: он пахнет отцом.