Жулик на связи

2015-06-04 | 14:13 , Категория текст


Работаю секретарём следственного отдела. Делю неадекватов на жалобщиков, плутальщиков, клинических идиотов и особо одарённых коллег. Почему? Смотрите сами.

Жалобщиков всё и вся не устраивает, и они не то хотят меня запугать, не то искренне верят, что есть некая высшая несправедливость, обязанная покарать ментов, секретарей и лично меня.

Старушка лет 70–80 заходит в приёмную.

— На моего сына завели дело, будут судить. Что нужно сделать, чтоб мне дали это дело почитать?

Объясняю, что если её сын совершеннолетний (сильно сомневаюсь, что иначе), знакомиться с делом может только он сам лично или его адвокат. Захотят — покажут маме. Она, конечно, может написать ходатайство, но это ничего не изменит. Старушка негодует:

Нуяжемать! Я имею право! Не дадите почитать — я на вас жаловаться буду!

Или:

— Дайте мне мобильный вашего начальника! Где он вообще?
— Его нет на месте. Телефон я не имею права давать.
— Вы его прячете! Я на вас жаловаться буду в прокуратуру!

Ради бога. Вы не первый и, к несчастью, не последний.

* * *

Следствие находится за квартал от здания отдела. Чтобы люди не путали, каждый следователь каждому потерпевшему, жулику и свидетелю отдельно объясняет адрес и способ доехать. Тем не менее, чуть не каждую неделю происходит одно и то же.

Звонок.

— Я приехал к вам в следствие, не могу найти.
— Вам следователь объяснил, что подъезжать нужно не в отдел?
— Да-да, у меня записано. Я так и приехал, на Писателя, 86.

Наш адрес — Учёного, 41; к слову, это другой конец района.

Или:

— Я приехал к вам, а меня не пускают к следователю. Скажите у себя на проходной, чтоб меня пропустили!
— На какой проходной?

Судорожно пытаюсь сообразить, куда человек притащился, потому что у нас на входе только фанерные дверки.

— Ну, там, где мент в окошке за решёткой сидит…

Дежурная часть. Человек пришёл в отдел, куда ему говорили не приходить.

Или:

— Я пришёл сначала не к вам, а в сам отдел полиции, мне сказали идти по Учёного прямо. Только вы трубку не кладите, я пока вас не увижу, буду думать, что заблудился!

* * *

Клинические идиоты — самые интересные люди. Звонок. Не очень трезвый мужской голос в трубке:

— Скажите, у какого следователя моё дело?
— Вы потерпевший или…
— Жулик я!

Очень самокритично. Спрашиваю номер дела — не помнит, естественно. Спрашиваю фамилию, смотрю журнал обвиняемых за 2012 год — нет такого. На всякий случай просматриваю и 2011-й с тем же результатом.

— Простите, а когда на вас дело завели?
— Да в 2006-м, я уже освободился, у меня документы при деле, вернуть бы…

Всё уже давным-давно в архиве суда.

* * *

Наконец, самое печальное: коллеги.

Экономическое дело средней тяжести, неизвестно почему не переданное в город. 76 томов — на одной машине в прокуратуру не увезёшь. Звоню бывшей секретарше отдела, ушедшей в городское управление, спросить, как в таких случаях поступала она. Объясняю ситуацию. На заднем плане чей-то голос:

— У них чё, мужиков нет? Сами бы и принесли.

Так и вижу, как единственный мужик, начальник, в несколько приемов тащит 76 томов дела по 250 листов каждый в прокуратуру за пару кварталов. Спасибо, блин…

Звонок в воскресенье.

— У нас трубу прорвало, срочно приезжай на работу!

Так и не поняла, сантехник я или уборщица. Точно не просто секретарша.

Задержалась на полчаса после рабочего дня, междугородний звонок. Кто же это может быть? Конечно, москвичи: у нас на три часа больше.

— Мы вам две недели назад отправляли поручение, ответа до сих пор нет.

Проверяю журнал входящих — нет никакого поручения. Переспрашиваю — нет, номер отдела совпадает, отправляли в следствие. Я пытаюсь объяснить, что мимо меня поручение бы точно не прошло; мне не верят. Разговор переходит на повышенные тона.

— Погодите, а вы в Новодебильске?
— А вы куда звоните?
— Ну, мы в Новоидиотск посылали, извините, номера рядом записаны.

Смотрю на часы. Рабочий день полтора часа как закончился. Поговорили…