Меняйте колёса на лямки

2015-06-04 | 15:04 , Категория текст


Я человек с большим туристическим рюкзаком, самое безобидное из всех уличных препятствий. Что, в сознании всплыл образ здорового мужика или, наоборот, старичка-дачника? Фиг там: я молодая стройная девушка. Сезон выездов начался вот только месяц как, а меня уже задолбали — который год подряд.

Родственники и все знакомые «не в теме»: «Зачем тебе это страшилище, давай тебе лучше чемодан на колёсиках купим или сумку спортивную». Нет, не надо. Скажу по секрету: чемодан — это такая специальная штука для тех, кто приезжает на машине в аэропорт и уезжает на машине из аэропорта. Чемодан катается только по ровной поверхности. Вы когда-нибедь видели такую в Твери или даже на Казанском вокзале? А от спортивных сумок страдает осанка, потому что они носятся на одном плече. Да, я понимаю, рюкзак выглядит стрёмно, но это правда именно то, что мне нужно от этой жизни.

Пешеходы определённо не понимают, что во мне с рюкзаком 90 килограммов веса со смещённым центром тяжести. Хожу по Москве — заранее морально готовлюсь раза три за день изгибаться в немыслимые «зю», пытаясь не раздавить протаранившую меня мадам. Почему-то этим страдают только женщины и только в столице.

Мужчины страдают другим. Молодые люди, ну кто, кто вам сказал, что если вы подойдёте ко мне и выдадите пару искромётных шуток про «туристку-альпинистку» (каждую слышала раз по триста), то я прям сейчас (в шесть утра, ага) всё брошу и пойду пить с вами пиво? Нет, номер тоже не дам. Особенно почему-то возбуждаются молодые люди кавказской национальности.

Помогальщики вечно пытаются подставить своё сильное плечо вместо моего слабого под лямки многострадального рюкзака. Очень обижаются на отказ. При попытке объяснить, что в мою затяжку строп они просто не влезут, а перетягивать мне откровенно влом, проникаются и автоматически переходят в состояние просто знакомящихся мужчин.

Не надо уступать мне место, я постою. Нести рюкзак правда не трудно, гораздо труднее его снять и надеть. Особенно в трясущемся вагоне.

Кстати, отдельно доставляют мамы с детьми. Дети, как правило, от меня в восторге, сразу начинают улыбаться и фантазировать, куда же я еду. Мамы и особенно бабушки их быстро разочаровывают, зачастую нелестно обо мне отзываясь. Мне-то, в принципе, пофигу, но ограниченность родителей часто печалит.

О, бабушки! Милые бабушки! Если я подошла к вам, сидящей на забитой людьми остановке, и вежливо попросила позволить мне воспользоваться вашим местом буквально на пару секунд, это не значит, что сейчас я узурпирую кусок лавки, оставив вас с носом. Это значит, что я поставлю на лавку рюкзак, влезу в него, застегну и пойду своей дорогой, а вы сядете на своё место и услышите благодарность. Я нормально воспринимаю отказ, но хватит уже рассказывать мне о моём хамстве. Хамками выглядите вы.

Самое смешное во всей моей задолбанности, что все вышеозначенные личности появляются, когда я одна. Стоит же собраться компанией со своими подрюкзачными друзьями (как правило, теми самыми здоровенными мужиками в камуфляже), как задолбатели резко рассасываются по углам.

А ещё мое хобби все равно приносит столько положительных эмоций, что все внешние раздражители воспринимаются легко и с улыбкой. Чего и вам желаю.