Жизнь северного села Хонгурей

2015-06-04 | 21:40 , Категория фото


Дорог здесь нет, потому что не было никогда. Транспортная артерия — Печора, река. Это заметно не только по отсутствию машин, хотя несколько внедорожников «Нива» и один уазик я видел. Здесь иной уклад, другие разговоры. Люди, как принадлежность данного места, детали пейзажа. Те, кто остался, а уехало много. В начальной школе (средней здесь нет) — шесть детей, в детском садике — семь. А сюда всего лишь час ходу на скоростном катере из Нарьян-Мара. — А где пьяницы-то? Мне говорили, что в печорских селах много пьют. — Те, кто пил много, повымерли постепенно. Остались крепкие орешки, которые если и пьют, то не более офисного планктона. Вот такая жуткая форма естественного отбора.

Яркие осенние цвета подчёркивает специальный чёрно-белый кот.

Живут в селе коми, пришедшие с юга и ненцы, пришедшие из тундры. В добротных домах живут оленеводы на пенсии. Их несколько. Родились в чуме, а живут в комфорте, довольны, нянчат внуков, смотрят телевизор, заготавливают дрова к зиме.
Село знаменитое. Оседлость кочевых оленеводов начинала внедряться именно здесь. Что это значит? Всё очень просто — раньше в тундре жили и кочевали за стадом, потом в тундру стали просто ездить на работу. Вахтовым методом. С одной стороны прогрессивно, у оленеводов появились дома — тёплые, уютные. С другой стороны ненцы, не родившиеся в тундре, возвращаются в неё неохотно. Сама профессия оленевода постепенно отмирает.
А основали село пришедшие с юга раскулаченные коми-ижемцы, которых не приняли в Каменке, находящейся в 6-ти километрах выше по Печоре. Затем прямо в селе стали ставит свои чумы оленеводы. Село стало использовать, как базу оседлости местных ненцев и основали здесь колхоз. В 70-е годы колхоз был богатым, владел тучными оленьими стадами. Отправлял своих работников на отдых в Сочи.
С 90-х масштаб не тот. Но село живёт. Двухтысячное оленье стадо где-то в тундре, к нему ездят на вездеходе. Два раза в день здесь скоростной катер из Нарьян-Мара, этакое такси, можно прокатиться в город. Гораздо реже ходит какой-то пассажирский тихоходный кораблик, я его не видел.

Чуть больше часа на скоростном катере из Нарьян-Мара и я на месте

Я сразу же чуть не утонул в грязи, но село выглядит симпатично :-) Осенняя распутица в разгаре, но мне тут же выдали сапоги.

Сельский магазин. Ещё закрыт.

Некоторые дворы выглядят весело.

Но много заколоченных домов. Уехали.

Детский садик

Один из двух классов школы с тремя учениками.

В селе имеется небольшая движуха, в основном на квадроциклах.

Для заброски оленеводов в тундру есть суровый вездеход

Здесь вообще всё сурово. Например, в качестве крыш сараев используются обтекатели космических ракет. Плесецк недалеко, а траектория запуска вообще где-то рядом.

Топят не только дровами, но и углём, который завозят по реке.

Электричество для села вырабатывается на электростанции, которая состоит из трёх дизель-генераторов. Большую часть времени работает один. Уходит примерно 500 литров солярки в сутки.

Дежурит на электростанции оленевод-пенсионер

Идём дальше

Некоторые жители начинают интересоваться чужаком. Сильно удивляются, когда узнают тому, что я специально приехал к ним из Москвы фотографировать село для истории.

Заглядываю к некоторым оленеводам в отставке. Обычные деревенские жители.
Алексей Петрович с внучкой Ксюшей.

Вид из окна

В гостях у коми

Печора-река

Колхозный кораблик, постройки древних времён, всё ещё на ходу.

Весной большой водой старые брошенные посудины забрасывает далеко от берега.

Вот такая история, грустная или радостная — решать вам.