Настоящий Боевой Командир

2015-06-05 | 07:12 , Категория фото


Сегодня хочу рассказать о настоящем боевом командире, с которым практически семь месяцев мне довелось проснимать (чуть не сказал провоевать) бок о бок. Я вообще очень критичен в оценках мужского поведения и поступков, и, поэтому, прежде чем произнести столь громкие слова в чей-то адрес мне нужно иметь для этого веские основания. Я на Донбассе с 8 мая 14 года, и, несмотря на это, лично знаком не с таким уж и большим количеством ярких выделяющихся из массы бойцов. Все дело в том, что до настоящего момента я всегда путешествовал с каким-то одним подразделением, да и писать-снимать мне легче о людях, которых я смог «разглядеть под увеличительным стеклом».

Для начала, хочу привести один телефонный разговор…
- Доброе утро. Извините, как я могу к Вам обращаться? …. Виктория Владимировна, меня зовут Коля, я с ополчения. Меня интересует судьба вашего сына. Только прошу Вас одно, не бросайте трубку, хорошо?.. В данный момент Ваш сын находится в армии?.. У него… Я с ополчения, да, да… У него есть татуировка на левой стороне груди… (подумав) Или на… Да, да, да, да, да, да… Слушайте.. Слушайте меня внимательно… Последнее время, когда вы с ним связывались, он находился в Шахтерске? Ага………… Он погиб. Это точно. Он умер на (и тут у моего сегодняшнего героя дрожит голос, такое не сыграешь на камеру, он искренне сочувствует матери своего погибшего противника, выдержав паузу, сдавленным голосом он продолжает)… Операционном столе…. Ну как вы думаете, если у нас уже есть ваш номер… Конечно вы можете приехать и спокойно его забрать. Город Шахтерск. В морге он лежит. Хоть мы и террористы, вот как украинская власть на нас говорит, что мы террористы… Мы сделали все…. (длинная пауза)… Ну, успокойтесь, успокойтесь, пожалуйста… Если… Если они вам будут говорить, что он жив и с ним все нормально, это неправда. Они много матерей обманули (видно, как у героя играют желваки)….. Дело в том, что выложили фотографии и отозвался один его друг, который дал Ваш номер… Из Кривого Рога… Да, да, да…. Пусть вас обеспечат транспортом и материальными средствами… Нет… Нет… Я вам скажу больше, они его бросили раненого… Мы его забрали, отвезли в больницу и сделали все, чтобы спасти ему жизнь, но… (представьте настоящего мужчину, защищающего свой дом, рискующего жизнью, который не может подобрать нужных слов, разговаривая с матерью погибшего врага) Не было… Не было… Документов не было.. Опознали его по наколке. Да, да… Вот туда и обращайтесь.. Сохраняйте. Сохраняйте, да, наберете на этот номер. Да.. Да… Нет… Нет… Извините, еще один вопрос, он служил в Днепровской двадцать пятой бригаде? Да. Пусть звонят, ради бога, мы не против. Пусть звонят нам. Ну, такие мы злые террористы, находим, сообщаем, коль украинская власть не может сказать вам правду.. Извините… Спасибо… До свидания..
Этот телефонный разговор состоялся летом 2014 года в городе Шахтерске. Я привел его без купюр с имеющейся у меня видеозаписи. На момент этого разговора украинский солдат, пролежал в морге уже более недели. Тогда, в Шахтерске, украинская армия несла серьезные потери, и, беспорядочно отступая, действительно бросала убитых и раненых бойцов. Молодой человек, о котором шла речь, сам вышел к ополченцам, истекая кровью, и попросил о помощи. Свои его тупо оставили. Ребята оказали ему первую помощь и отвезли в больницу. Спустя несколько часов, узнав об этом, я попросил Николая - героя своего сегодняшнего повествования отвезти меня в больницу. Хотел сделать сюжет с раненым украинским солдатом… Мы прождали в больнице около часа. Врач вышел из операционной и тихонько ушел. Оказалось, что украинский солдат умер на операционном столе. Телефонный разговор, который я привел выше, стал следствием нескольких фотографий, сделанных мною, пока тело перевозили в морг и чуть позже размещенных в сети.
Мой сегодняшний герой – Крава, Николай Кравченко, лейтенант вооруженных сил Донецкой Народной Республики, начавший свой боевой путь в Славянске и, до недавнего серьезного ранения в Никишино, исполнявший обязанности командира взвода.

Николай незадолго до серьезного ранения. Никишино.

Есть люди, которые любят рассказывать о своем «героизме», о том, как они пачками укладывают врагов, так вот Николай не такой, за все время знакомства, я ни разу не слышал, чтоб он хоть где-то выпячивал свое «я». Даже про то, как он блестяще, используя один только сотовый телефон, обвел вокруг пальца подполковника и майора(кстати, какого-то там серьезного разведчика) украинской армии, и в итоге в Никишино были взяты в плен пять человек, Крава рассказывает нехотя, очень скудно… Но, обо всем по порядку…

Село Фащевка. Со стороны станции показался украинский танк. ЗУшка казаков заклинила. Николай спрашивает, откуда именно он идет.

Недалеко от Фащевки. Когда с трассы показался украинский танк, парни из взвода Николая похватали гранатометы и побежали навстречу. Командир не смог остаться позади.

Это фото оттуда же.

Я многих примеряю к киноэкрану, пытаюсь найти какой-то образ, который соответствовал бы их характеру. Крава, если можно так выразиться – «киношный штамп». В кино такие персонажи обычно подаются зрителю, как те, которые на героев не особенно тянут, но проявив себя в какой-то драматической ситуации они «сбивают» зрителя с ног, влюбляют в себя и заставляют следить за собой до самого конца, вдавливаясь в спинку кресла и теребя подлокотники от волнения.
Вот вам доказательства – на первый взгляд, Крава антигерой, в майке-тельняшке из-под которой довольно ярко выпячивается достаточное количество татуировок, свидетельствующих о его не совсем законопослушном прошлом, а как ни крути, все мы привыкли встречать людей по одежке и я не исключение. Первое же знаковое впечатление о нем я получил в одном из кабинетов здания УКРТЕЛЕКОМА в Марьинке. Мы только что перебрались туда из конторы комбикормового завода, находящейся метрах в семистах от въезда в Марьинку. Роту Козыря украинцы накрыли там Градом, никто из ополченцев тогда, к счастью, не пострадал, а вот следующий пакет украинцы пустили по жилым домам и там убитых и раненых было достаточно… Как вы понимаете, оставаться на пристрелянном месте было по крайней мере глупо. И так, один из кабинетов, окнами смотрит как раз в ту сторону, откуда прилетают осадки в виде Града. Крава недавно вернулся со свидания, а как вы понимаете, настоящий киношный герой просто обязан помимо всего прочего быть еще и любимцем противоположного пола, Крава такой. Он рассказывает, как всегда немного серьезно-сдержанно о том, как приехал к девушке на свидание в майке без рукавов, а там ее мама, которая, увидев нового ухажера своей дочери, богато украшенного татуировками, чуть не падает в обморок. Крава с легкостью решает эту проблему, выдав версию, что во всем виновато его КГБэшное прошлое, по ней, ему, засекреченному сотруднику предстояло внедриться в уголовную группировку, а для этого нужно было нанести татуировки… Тут же звонит стационарный телефон, Николай переключается на него и «включает начальника», назначает какую-то встречу, обещает уточнить какие-то вопросы, просит перезвонить ему часа через полтора. Надо сказать, что меня, киношника, его обаяние подкупает, представляю, что этот «негодяй» вытворяет со слабыми женскими сердцами. Тут же я спрашиваю у него, почему он и его друзья заселились именно в этот кабинет, окно ведь как раз выходит в ту сторону, откуда стреляют с Градов, Коля непринужденно отмахивается – а что толку прятаться, прилетит, значит прилетит, зато тут есть кондиционер(тогда еще в Марьинке был свет, а за окном плюс 35 и полно перезревших абрикосов)!

Двадцатый блокпост, между Шахтерском и Торезом. "Сними меня так, пусть знают, что командиры тоже стирают свои вещи собственными руками."

Ну как вам заявка героя? Как по мне, так по всем канонам жанра! Идем дальше, разведка боем в Шахтерске, где-то с месяц спустя. Надо сказать, что и моя первая в жизни настоящая серьезная разведка боем. Шестнадцатиэтажка, с которой у меня целая куча фотографий. Командир роты Козырь строит с десяток-пятнадцать бойцов, смотрит на них мгновение, затем крестит, говорит: «С богом.» И идет. Первым. В тот день, помимо своего первого серьезного боя я еще и увидел, каким должен быть настоящий командир. Опуская подробности… Частный сектор. Козырь, в легкой футболке и в своей фирменной кубанке набекрень, а с ним Крава(!), в своей тельняшке без рукавов и черном(как сам он говорит - счастливом) берете, двигающиеся нос в нос, ныряют в проулок… Больше за ними продвинуться не успевает никто, из проулка вылетает стена свинцового дождя. Через минуту к автоматно-пулеметному плотному вихрю подключаются разрывы РПГ и вогов, где-то со стороны бахает танк, с другой стороны по улице слышна работа БТРа, пытающегося нас обойти… Сказать, что я тогда испугался – ничего не сказать. При этом, оставшиеся здесь, на нашей стороне ребята четко и слаженно, прикрывают своего командира из подствольников и РПГ, пулеметчик Алтай ныряет в этот свинцовый ад и начинает сверлить эту атакующую стену, разбирая ее на части! Не скажу точно, как долго не было Козыря и Кравы, может минут с двадцать, но для меня это казалось вечностью. За это время осколок от вога влетает в ногу Одессе, его перевязывают поверх штанов, затягивают жгутом, а через мгновение он уже хочет пойти ловить своим гранатометом вражеский БТР(позже, в этот же день он сожжет танк). Еще одного из наших накрывает гранатой из подствольника, он ранен довольно серьезно, кровища хлещет из руки и головы… И тут из-за стены свинца, отделяющей нас от ада появляются запыхавшиеся Козырь и Крава, прикрывают выход Алтая, и вытащив последнего, Козырь оценивает ситуацию и командует отход. И как вы думаете, кто первым хватает под руки того, серьезно раненого парня? Да. Это делает Крава. Несмотря на то, что сам сейчас был между жизнью и смертью, он думает ни о том, как отдышаться или привести в норму свою психику, он думает о том, как вытащить из боя раненого товарища. И тащит его до самого конца, до машины. Кстати, спустя пару часов именно Крава будет выводить из боя тяжелораненого командира батальона Дружка, чье место займет впоследствии Козырь. Если до этого боя у меня еще возникали какие-то вопросы, на тему, почему ребята глубоко уважают героя-любовника Краву, и почему слепо верят Козырю, теперь уже все подобные вопросы отпали сами собой. Я уже где-то цитировал Высоцкого, ну, что если ты хочешь проверить кого-то, узнать, бери его в горы…. Война, это не горы, это выше и круче. И если кто-то вам рассказывает о своем великом героизме и кричит на всех углах, что его безгранично уважают боевые товарищи, вы просто спросите у его товарищей, а ходили ли они с ним хоть раз в «горы» и вам все станет понятно, только одно условие, товарищи эти сами должны обязательно быть авторитетными скалолазами.

Шахтерск. Перед выездом для выполнения боевой задачи. Последние уточнения по телефону.

Фащевка. Боевая задача для своих бойцов.

Ну, пожалуй, еще парочка сцен, можно из Никишино. Мы шли туда полночи, было жутко холодно, поспали, может пару часов, спустившись в глубокий овраг и разведя костры, а утром вышли к Никишино. Командир роты, вывихнув ногу, был эвакуирован, за ним пришла машина. И вся ответственность на продвижение во враждебное тогда село, легла на командира взвода, Николая Кравченко. У нас не было никакой информации о расположении украинских войск. Бойцы пронаблюдали с окраины полдня, была произведена разведка ближайшей к нам улицы, и было принято решение заходить и закрепляться. И вновь Крава и его взвод были в числе первых…

Окраина Никишино. Первые шаги в село, занятое ВСУ. Непосредственное руководство на месте осуществляет Крава.

Одна из улиц Никишино. Бойцы входят в село. Командир в первых рядах, сам прикрывает своих ребят.

Второй день в Никишино. Разведка. Угол многострадальной Никишинской школы.

Первый серьезный бой в Никишино состоялся уже на следующий день… Крава и его взвод, плюс еще несколько ребят из другого взвода попали под плотный огонь украинских военных. Оказались зажатыми в одном из дворов, ситуация усугублялась тем, что зажатым, вместе со всеми, оказался Одесса, тяжело раненый и истекающий кровью(кстати, из-под пуль, во двор втянутый своим командиром взвода - Кравой). Ситуация по сути была патовая, при всем том, что несколько наших пулеметов пытались оттянуть огонь на себя, либо прикрыть отход, перед нами был открытый участок поля, где-то в 70-100 метров, простреливающийся из конца в конец, с двух сторон, который нужно было преодолеть, да еще с раненым бойцом! Помимо огня из автоматического оружия отряд начали накрывать минами, гранатометами и вогами… Крава хладнокровно справился и с этой задачей. Плюс немного помог случай – украинская мина угодила в крышу одного из домов на противоположной улице, далее солнечная ветреная погода сделала свое дело, дом запылал и завесил дымом один фланг, что дало возможность сконцентрировать огонь прикрытия на другом фланге. Силой двух РПГ и ПК Алтая были подавлены несколько огневых точек противника, и, сначала Одессу на одеяле удалось вынести, а потом, по двое, все остальные вышли из боя… Крава выходил в последней двойке, потому что по-другому не умеет! У меня есть довольно много видео с этого знакового сражения для подразделения из Никишино, частично оно есть в интернете, но там я нарезал его так, что в основном все крутится вокруг раненого Одессы, хотя, Крава, как командир играл там очень важную роль!

Самый первый серьезный бой в Никишино. Двор, в котором была зажата группа. В центре, под одеялом серьезно раненый Одесса.

Мое старое видео с того, самого первого боя в Никишино.

А дальше начались Никишинские будни, на протяжении четырех месяцев. В роту прибыл еще один взвод – взвод Бороды. Это еще один командир в Никишино, которого я бы легко поставил с Кравой на одну ступень, пожалуй, все. Так сложилось, что именно ему, Бороде, выдалось исполнять обязанности командира роты при освобождении Никишино, и он с этой задачей справился. Но до этого должно пройти еще долгих четыре месяца и целый ряд знаковых для противостояния событий, на двух из которых мне бы хотелось еще остановиться, потому что они касаются непосредственно основного героя моего сегодняшнего повествования.

Боевые Никишинские будни. Крава и Эра бережно накрывают только что заряженный и наведенный на позиции противника АГС.

Пленение украинских военных. Не так давно, где-то в сети появлялся ролик, якобы из-под Дебальцево, на котором допрашивают майора украинской армии, так вот этот ролик был снят в Никишино, если не ошибаюсь 5 ноября прошлого года. На ролике допрашивают пленного украинского майора…
Помните, где-то в начале, когда я описывал свои первые наблюдения за Кравой в Марьинке, я вскользь рассказал о том, как Николай поднял трубку и пообщался с кем-то по телефону, пообещав решить какие-то вопросы… Вообще, по той операции (а иначе, то, что он провернул используя один только сотовый телефон(!) и не назовешь), Коля вполне может примерить на себя лавры элиты контрразведки, как минимум в звании полковника(уж простите мне, человеку не военному, то что я позволяю себе в эпистолярном жанре раздавать столь высокие звания своим героям, виноват, исправлюсь). И так… Командир взвода, еще не получивший к тому моменту звание лейтенанта на протяжении двух недель вел телефонные переговоры с подполковником украинской армии, это позже выяснится, что вместе с подполковником приедет «сдаваться» какой-то крутой майор разведки. Так вот, вдумайтесь, командир взвода, по телефону, разводит подполковника на тему – у нас тут, на передовой, в Никишино, содержатся двадцать пять украинских пленных солдат(25(!) на передовой(!) и переговоры ведет командир взвода(!) с подполковником(!)). Это каким же нужно быть профессиональным разведчиком(а разведчик приедет тоже), чтоб повестить на такую ахинею, что целый взвод украинских пленных содержится у самой линии фронта где-то рядом с позициями, удерживаемыми ротой (около 80-90 чел). Переговоры о том, чтоб порадовать украинских мамок складываются удачно и украинцы очень хотят приехать и забрать своих, но вы представляется, какое количество людей должно будет приехать, чтоб вывезти 25 человек? И тут Крава «меняет показания» - одним махом он «отправляет пленных в тыл», «оставляя в Никишино только одного в подвале»! В переговорах намечается затор, то хотели просто так забрать двадцать пять, по доброте душевной ополченцев, а тут остался один и не совсем ясно есть или нет… Но Коля тоже не пальцем деланный – после очередного минометного обстрела он звонит на ту сторону и заявляет, что в связи с тем, что одного из наших убило миной, ребята очень обиделись и прострелили пленному две ноги (ибо не хрен), помощь, конечно, оказали, виновные наказаны, бла-бла-бла, и что нам его отправлять в тыл, или вы за ним приедете?... Договорились, что приедут без оружия. Особо об операции никто не знал, как я уже сказал, Николай, вполне себе тянет на элиту контрразведки, поэтому, как скажет потом Эра – я не успел добежать до УТЕСа, а то пленных бы у нас не было! Короче говоря, на «буханке» подъезжают пятеро, все вооружены. Подполковник, майор, лейтенант, сержант и рядовой! Их выходит встречать командир взвода Крава, не знаю, как вам, а по мне, так классика жанра, настоящее кино, с настоящим, многогранным героем в главной роли! Крава без оружия, украинские военные несколько напуганы, но поверьте мне, этот человек сводит с ума женщин парой-тройкой фраз, что ему какой-то подполковник? В общем, подполковник решается пройти с Кравой, гостеприимно приглашающим его попить чаю (ну не знал он тогда, что в машине сидит гораздо более лакомый кусок торта – майор разведчик), тем боле, что Крава без оружия и с обезоруживающей улыбкой. Отведя подполковника на несколько десятков метров, Крава командует – арестовать! Подполковника ласково пакуют, а остальные, видя, что происходит, и что машина окружена, начинают яростно рвать с себя шевроны. Краве очень хочется самому доставить свой трофей, он берет подполковника и везет его в штаб! А уже без него снимается видео с допросом того самого майора и всех остальных.

Редкое для Николая фото. В бронежилете и каске, изъятых у плененного украинского подполковника. Крава наряжался в них всего лишь пару-тройку раз, больше покрасоваться.

Ну и, пожалуй, крайний наш бой в Никишино… Эта статья о Настоящем Боевом Командире Николае Ивановиче Кравченко задумывалась мною незадолго до ранения и в тот, крайний наш бой, я довольно много снимал его, специально для статьи. Я еще подумал тогда, а почему он не надел свой крутой бронник и каску, отжатые у того самого украинского подполковника, и тут же вполне логически объяснил себе это – потому что он не может идти в бой в бронежилете, когда на его бойцах из защиты только разгрузки, набитые магазинами от автоматов. Краве была поставлена задача – скоординировать на месте работу нашей брони и штурмовой группы, возглавить которую он собирался сам, еще раз повторюсь, потому что иначе не мог, потому что всегда поступал только так. Задача танкистам была поставлена, и Крава был на исходной, вместе со штурмовой группой, как всегда, стоя во весь рост, возможно, это его и спасло. Что-то пошло не так, и, сделав пару выстрелов, броня замолчала. Либо сказалось, что группа была сборная, либо что-то еще, я слышал, что клинануло орудие, и после непродолжительной перестрелки все стихло. Повторюсь, штурмовая группа готовилась к выдвижению, все находились в одном дворе, когда туда прилетел тот злосчастный снаряд. Несколько человек двухсотых, более десяти раненых. Крава стоял во весь рост, я был рядом, рядом была наша красавица Мирча, еще ребята… многие из тех, кто приехал в тот день на усиление в Никишино, лежали, потому как то и дело летели мины и падали совсем недалеко в нашем тылу. Так вот разрыв произошел таким образом, что большинство осколков полетело вниз, потому что те, кто потом окажутся в госпитале нахватали их в ноги, максимум в спины-животы… а те, кто лежали….

Никишино. Крава ставит задачу прикомандированным для атаки танкистам. Незадолго до ранения.

Никишино. Совсем скоро в этот двор прилетит снаряд.

Николай Иванович Кравченко, боевой командир армии Донецкой Народной Республики, лейтенант, за несколько мгновений до ранения.

P.S.
Николая вывезли в госпиталь, сперва в Красный Луч, там вытащили осколки из спины, руки и ноги, потом переправили в Донецк. Собирались отправлять в Россию – одну из его ног зацепило очень серьезно, и она потеряла чувствительность. Вчера его должен был осматривать невропатолог, после чего было бы принято окончательное решение. Созванивался с ним только что, врач сказал, что все будет хорошо и чувствительность к ноге вернется! Уверен, что именно так все и сложится, и совсем уже скоро он вновь займет свое место в боевом строю, Настоящий Боевой Командир, который вполне себе сможет стать героем крутого жанрового кино!
10.02.15. госпиталь, г. Снежное. Борисыч.