Юность в лагерях

2015-06-05 | 07:28 , Категория текст


Задолбали родители, избавляющиеся от детей с помощью оздоровительного лагеря — ежегодного победителя районных конкурсов среди детских лагерей с прекрасными условиями, уникальным планом работы на каждую смену, питанием и кадрами. Большинство детей приезжает к нам каждый год и не на одну смену. Из таких преданных детей вышла половина наших вожатых — у нас действительно интересно, каждый ребёнок может многое узнать о мире и о себе, подобрать подходящие развлечения и мастер-классы, выучить множество песен, танцев и игр, завести целый отряд друзей. Увы, за пять дней второй смены нам пришлось столкнуться со многим.

Ребёнок — псих. Абсолютный. Сам себя избивает, прыгает одной ногой на вторую стопу много раз подряд, колотится головой в стену, если что-то происходит не так, как ему нравится. А нравится ему, чтобы девочки спокойно реагировали на тычок пальцем в глазное яблоко или удар палкой по спине. Пальцем в глаз девочка получила за то, что схватила за руку своего брата, доказывая тому, что у неё руки холоднее. Ткнул, заорал, что её вообще убить надо, потом начал рвать на себе одежду, орать, что хочет подальше от всего этого геморроя. На следующий день не смог выиграть в простейшем конкурсе — накинулся на воспитателя, поднял на уши весь лагерь с воплями: «Я буду всю жизнь стоять за правду, это несправедливо, конфеты мне ваши не нужны, я во всём требую правды, правда — это не мелочь, она стоит не только нервов, но и жизни!» Ребенку восемь лет. Он уже сменил четыре школы и утверждает, что в последней тоже не задержится. В спокойном состоянии рассуждает совершенно недетским голосом и интонациями о врождённых способностях, пси-школах и пси-факторах. В гневе явно копирует поведение какого-то мужчины в пьяной ссоре и драке. Милая, интеллигентная и ухоженная мама на все доводы вожатых ответила: «У него бывает, это нормально». Дети его боятся, а мы боимся за детей.

Мальчику восемь лет. Ходит под себя. Весит как студентка-вожатая. Носит пять дней одну и ту же футболку, в ней же дважды в день спит. Днём больше всего любит закапываться в песок. Руки всегда в цыпках, простое мытьё уже не помогает: грязь засела глубоко. Таким поросёнком он к нам уже приехал. В банный день будем драить. На попытки снять футболку и достать из многокилограммовой сумки что-то другое отвечает рёвом и руганью. Вчера его забрали на день домой — надеюсь, родители футболку хотя бы постирают.

Девочка ростом около метра, в обхвате столько же. Мама — точная копия, только в несколько раз крупнее. Светочке необходимо звонить маме, когда покакала, когда поужинала, когда переоделась и так далее. Сто рублей на счёте за четыре дня она извела, ушла в минус — пришлось звонить маме и просить положить ей ещё денег, так как без звонков каждые полчаса она вообще не может ничего делать. Все дети бегают, просятся гулять, играют, рисуют, а Светочка ждёт маминого звонка, лёжа поперек кровати с четырьмя игрушками. Сама сделать не может ничего, нигде не участвует, ни с кем не общается. Дорогой телефон из рук не выпускает.

Лагерь находится в трёх минутах езды на автобусе от черты города. В гостиной отряда есть городской телефон. 34 ребенка из 36 приехали с телефонами и подобными электронными игрушками, одна потеряла свой в первый же день. Розеток в самом младшем отряде быть не должно, есть только одна у воспитателя. Каждый день заряжать 34 телефона? Дня не хватит, даже если сидеть рядом и чётко по графику их менять. А два воспитателя садятся только на завтраке, обеде и ужине — остальное время мы проводим в пробежках за детьми и попытках приспособить к чему-то одновременно 36 человек. Отбирать ценные вещи мы официально не можем. К счастью, некоторые дети отдают свои сотовые в закрытую комнату воспитателей сами и берут только когда надо позвонить, один раз в день. Таких четверо.

На второй день смены пошёл сильный дождь, после которого хвойный густой лес, где стоит лагерь, два дня не мог высохнуть. Высох — и начался ещё более сильный ливень. Все отряды вымокли по пути в столовую — график есть график. И такая погода у нас пока каждый день. Родителям это прекрасно известно, до города километра два. Мокрая одежда развешена по всему корпусу и не сохнет: солнца нет, а в кирпичном здании ненамного теплее. И вот во второй день, когда пришлось одевать всех в тёплые вещи, оказалось, что некоторым детям родители положили полный чемодан футболок, сарафанов, шорт и босоножек — и никаких кофт, водолазок, брюк, закрытой обуви, носков. У кого были запасные, пришлось делить на весь отряд. Спасибо родителям за заботу о здоровье своих детей, которых они отправили на 21 день в лес! Зато купальники и плавки есть у всех, при этом купаться в лагере запрещено, о чём родителям было сказано при покупке путёвки: ближайшее озеро ежегодно загаживают до полной антисанитарии.

Отдельное спасибо тем, кто привозит гору чипсов, конфет и газировки. Наш отряд уже знают все сотрудники медпункта — не проходит и дня, чтобы у половины детей не заболел живот. При этом пятиразовое питание часто остаётся нетронутым, а список запрещенных к ввозу продуктов (всё, кроме фруктов и сока) висит на каждой двери. Те, кому ничего не привезли, воют и ревут из зависти к тем, кто давится сластями по углам. Вы помните — детям отряда семь-восемь лет.

Хочется верить, что это прочитают родители, которые планируют привезти ребенка в лагерь на третью или четвёртую смену, чтобы моим коллегам стало немного спокойнее работать. Помните: спокойный воспитатель без нервного тика — залог успешного и радостного детского отдыха.