Love was…

2015-06-05 | 13:24 , Категория текст


Часто ли в детстве к вам, играющим в «Денди» или фишки, подсаживался взрослый дядя, совал в руки пачку старых фотографий и, увлечённо нажимая на клавиши и не отрывая взгляд от экрана, бурчал под нос: «Нет, наше детство было лучше»?

Что это за фраза такая? Что вы имеете в виду? Надо переодеть нынешних ребятишек в свитеры с оленями и джинсы, залатанные Микки Маусами, и отправить на ближайшую помойку за транзисторами от ламповых телевизоров? Или вам самим в глубине души хочется это сделать? Так ведь никто и не мешает — вперёд. Даже ту самую жвачку при большом желании можно раздобыть. Но оно вам самим-то надо? А им?

Мы хихикали над школьной модой наших отцов и столь же смешно выглядим в глазах современных детей, которых обвиняем в «непонятии» и повальном увлечении гаджетами, сами же при этом посредством оных вытаскивая свои нежные воспоминания на свалку интернета под жаркие лучи всенародного внимания, дабы они там разлагались и, я извиняюсь, смердели, преодолевая разницу поколений и непостижимым образом удовлетворяя наше самолюбие. Иногда ворошим и тыкаем это палочкой, продлевая свой триумф.

Зачем навязывать кому бы то ни было свою ностальгию? И ведь не все из нас ещё успели обзавестись собственными детьми, а уже рассуждают, словно старики-ворчуны на виртуальных лавочках. Те, у кого есть потомки, в силах объяснить ребятам всё то, что, как мы думаем, им «не понять», и сделать всё возможное, чтобы их детство было не хуже — не материально обеспеченней, а столь же запоминающимся и уникальным. Чтобы им было о чём рассказать и что передать вашим внукам, кроме такой обидной дедовщины, основанной на разнице в возрасте.

Не представляю, как можно отдать на растерзание интернетам этот беззащитный цветок памяти. Я тоже помню — и не дам своё детство в обиду никому! Оно надёжно спрятано в уголках сознания, как «секретик» под стеклом, и согревает моё сердце самим фактом своего существования. Иногда мягким светом мелькает при взгляде на дочь. Однажды я попробую ей объяснить… Но нам придётся потрудиться, чтобы встать из-за клавиатуры и личным примером заманить их во дворы. А разве не этого хотят наши внутренние дети, навсегда потерявшиеся в переулках и «паутинках» конца второго тысячелетия?