Свободные уши

2015-06-05 | 22:16 , Категория текст


Я устал. Устал быть плечом, на которое всегда можно опереться. Устал быть жилеткой, в которую можно поплакаться. Странно? Сейчас объясню.

Знакомьтесь: мой коллега, назовём его просто Первый. Он приходит ко мне, чтобы занять до ЗП и заодно пожаловаться, как его заваливают работой, как ругает начальство, как мало платят. Когда-то я был его наставником. Парень после армии, куда попал прямо с первого курса института, претендовал на должность разнорабочего, но всё изменилось на собеседовании. Наш начальник, чья совковая юность прошла в той же части, сказал своё веское «В армии служил — настоящий мужик» и отправил парня на платные подготовительные курсы по новой перспективной специальности. Случившийся позднее кризис заставил свернуть подготовку новых спецов, и Первый остался единственным на хлебном месте. Теперь у него персональное рабочее место, сработанный коллектив, нормированный график с летним отпуском, собственная машина, зелёно-оранжевая зарплата и планы на собственную квартиру. Но этого ему оказалось мало, и Первый начал болеть. Болеть страстно, с длительными больничными, вызовами «скорой» и всякими показушными выходками: мол, умру прямо здесь, если не отпустите домой. Теперь отрудники зовут его Графиней Вишней и тихонько посмеиваются, клиенты в ярости, начальство скрипит зубами, но удерживает ценный кадр, идя на поводу. Первый доволен и особо этого не скрывает.

А вот мой непосредственный напарник, Второй. Каждую пятницу он всеми силами норовит исчезнуть с работы пораньше, перекинув свою недоделанную работу на остальных. В понедельник он опоздает на пару часов и придёт с бледно-зелёным лицом. Выпив мой свежезаваренный зелёный чай, Второй начнёт жаловаться, как его задолбали друзья и просто люди. Расскажет, с каким удовольствием он провёл бы выходные в одиночестве, а приходится принимать все эти приглашения и куда-то идти. Уже вечером в соцсети он будет отмечен на десятках фото в униформе с пейнтбольной винтовкой, на свадьбе в обнимку с подружками невесты, с бокалом виски с колой в ночном клубе, а к сотням друзей и подписчиков прибавится ещё два десятка новых.

А вот и Третий. С ним мы когда-то квасили на пару на корпоративе. Он любит пожаловаться, какие бабы дуры, думают только о шмотках и детях. Я помню его жену, тогда ещё новенькую сотрудницу, умницу и красавицу. Сколько сердец она разбила своей неприступностью и острым языком — а тут вдруг взяла и при всех призналась Третьему, что он ей сразу понравился. Туповатый, хамоватый, с внешностью типичного «чёткого пацанчика». Уже через неделю на их пальцах были кольца, а Третий отсыпался на работе, потому что «спать мы ложимся только после того, как пошалим в кровати». Годы брака проявили себя: теперь Третьего регулярно приглашают на чай с печеньками, где молодые сотрудницы откровенно флиртуют и строят глазки, а жена постоянно напоминает, что пора бы завести ребёнка.

И как мне им всем объяснить про свои проблемы? Про свою работу восемь дней в неделю и две недели отпуска поздней осенью, срочные ночные выезды в −25 мороза и вежливое общение с брызгающими слюной клиентами. За это меня любит начальство как ответственного и трудолюбивого, но прибавки к ЗП не даёт. Про одиночество, когда с днём рождения меня поздравляют только родные, мобильный оператор, банк и боты сетевых ресурсов. Про друзей, которые вместе ездят на море или речку, женятся и заводят детей, ходят по пиццериям и кинотеатрам, встречают Новый год в бане, а про меня вспоминают раз в два-три месяца за баклагой пива в грязном городском дворе. Про родственников, которые видят меня раз в год и удивляются: «Ещё не женат, да за тобой девки табунами бегать должны!» Бегают, но от меня; даже совсем незнакомые под любым предлогом покидают компанию, в которую я только пришёл. Единственная женщина, которая меня любит, — это моя мама, но она уже попрощалась с надеждой увидеть внуков. И про многое другое, о чём даже стыдно писать.

Каждый раз, когда я об этом начинаю рассказывать, меня прерывают с воплями: «Ты всё врёшь! Такого быть не может». К сожалению, может и бывает, но люди видят во мне лишь свободные уши и постоянную улыбку. Я устал от этого и хочу отдохнуть.