Парилка на колёсах и красный флаг

2015-05-22 | 11:32 , Категория текст


В 2007-м, будучи ещё студентом, работал я проводником в одной славной студенческой организации. Катались в основном на поезде Свердловск — Адлер. Лето, жара за +40, пассажиры веселят что есть сил.

Тётка села на станции Туапсе:
— Молодой человек, а почему поезд называется «Адлер — Свердловск», если я еду только от Туапсе до Янаула?

В Адлере посадили полсотни детей 10–13 лет. Детишки были какие-то мажористые и крайне избалованные. Подходит пацанёнок, всем своим внешним видом говорящий «Я люблю Макдональдс», и изрекает:
— Извините, у вас нет индивидуальных вентиляторов, которые на голову прицепляются?

Жара, третьи сутки едем по РФ, воздух и вагон раскалены до предела. В вагонах и вентиляция-то не работает, не говоря уже о кондиционерах, которых в этих вёдрах и подавно нет. Все пассажиры жалуются на жару. Одна предприимчивая бабулька решила нас доконать и пригрозила, что пойдет к начальнику поезда писать на нас жалобу. «Поддавшись» на её угрозы, демонстративно перещелкиваю неведомый ей тумблер (не работающий с момента постройки вагона и ничего не включающий) на щите: «Кондиционер всё-таки запустился — сейчас станет прохладнее!» Через 15 минут прибегает и слёзно благодарит. Вот она, сила самовнушения!

Ранее утро, вагон забит разномастными пассажирами, едущими к морю. Выхожу в тамбур с сигаретой и стаканчиком вкусного кофе, желая взбодрится. Смотрю, стоит какое-то тело женской наружности, упёршись лбом в стенку, на вид лет 16–18. Выясняю, что девушке плохо, кружится голова и живот болит — приходится вызывать скорую на ближайшей станции в полной глухомани. Заходят врачи, ковыряются минут 10–15, задерживая и без того вечно опаздывающий поезд, а я стою снаружи и держу красный флаг, сигнал остановки. Наконец медики выходят — я спрашиваю, что да как. В ответ слышу что-то на их профессиональном наречии и переспрашиваю:

— А по-русски?
— Да не боись, всё нормально, первые месячные у девки начались, бывает. Кони уж точно не двинет! — зычно вещает на весь вагон доктор.

Моя челюсть на платформе. Девочка от стыда всю оставшуюся дорогу из-под одеяла не вылезала.