Рис, рыба и сушёный элитизм

2015-06-06 | 01:48 , Категория текст


Недавно всей семьёй ходили в хороший ресторан, что навело меня на определённые мысли. У нас мало приличных заведений с нашей, русской кухней. По пальцам можно пересчитать. И не только у нас. Это болезнь многих городов за МКАДом. Почему у нас такая безудержная тяга ко всему не нашему, непривычному, и такое отвращение ко всему родному? Почему у нас думают, что суши — это что-то безмерно крутое и вкусное, а, например, запечённая говядинка с картошечкой и грибами — «так, не очень»? Если бы у меня стоял выбор между, скажем теми же роллами и кусочком свежей сёмги, я бы выбрал второе. Роллы — это мода. Сёмга — это еда.

Японцы, которые посещают русские суши-бары, уходят оттуда с дичайшим разрывом шаблона. Обилие непонятных для самурайского взгляда иероглифов, вполне себе русских официанток среднеколхозного происхождения и, мягко скажем, странного меню неминуемо оставит ярчайший след в сознании. Накопленные с молоком матери и крепчавшие всю жизнь стереотипы порвутся, как ремень генератора на «приоре».

Почему-то у нас любой суши-бар воспринимается как воплощение японской кухни в её исконном виде. В Японии суши — обычная еда во время посиделок в баре с коллегами по работе. Точнее, даже не еда, а закуска. Ведь еда в Японии — совсем другое: яичная лапша, сытные супы, запечённая рыба, грибы. Я не говорю уже о традиционной домашней кухне, которая в нашем представлении ну совсем не японская.

Я придерживаюсь мнения, что всё-таки для человека хорошо именно то, что свойственно было употреблять в пищу его предкам. Вы видели финна, поедающего борщ? А испанца с гречневой кашей? Почему же у нас запросто пойдет любая иностранная кухня, если ее возвести в ранг бренда? Скорее всего, из-за любви ко всему «статусному». Ведь если вы собрались в суши-баре, это даёт вам какой-то «статус», приравнивает к «элите». И пусть в это место ходит ещё половина района. Главное — самоутвердиться и обязательно выложить фоточку на свою страничку, чтобы все видели, что вы тонкий гурман и ценитель японской культуры, знающий лишь название любимых роллов.