Развал горизонта и другие фотошопные чудеса

2015-06-06 | 08:53 , Категория текст


Фотографы (точнее, те, кто себя таковыми считает, потому что купили камеру), запомните: фотошоп — не творческий инструмент. Фотошоп — это приложение, дополнительная услуга, возможность сделать что-то особенное или исправить ошибки. Но если ваши фотографии без фотошопа нельзя показывать людям, фотографом называться вы не можете.

Я хочу получить все фотографии сразу же. Не потому, что мне нужны кривые зубы и небритые ноги, а потому, что я хочу иметь максимум фотографий, которые можно будет с умилением рассматривать через двадцать лет. Тогда не будет проблем ни с зубами, ни с ногами, будут только воспоминания. А ещё я хочу посмеяться над криворукостью современных «фотографов», увидев оригиналы фоток, а потом их же в обработанном виде.

Мне больно и обидно смотреть на фотографии пластиковых кукол, которые можно найти в альбомах абсолютного большинства «фотографов». Одинаковые сюжеты и композиции от альбома к альбому, от фотографа к фотографу, отличающиеся только лицами и количеством применённого фотошопа. Люди не выглядят живыми, а похожи на Ленина в мавзолее. Казалось бы, любители отличаются от профессионалов тем, что у них качество снимка может быть так себе, зато уж оригинальность композиции вполне может оказаться отличной — это ведь не ремесленник, это человек, делающий для себя. Но нет, всё как по кальке. Наверное, если погуглить что-то вроде «фотография для чайников», то найдётся та самая статья со всеми этими композициями, дальше которой эти «фотографы» и не пытаются зайти, предпочитая освоить еще пару фишек фотошопа.

Когда-то у меня была «Смена», а у моего папы — «Зенит». У нас были рулончики плёнки по 36 кадров, на которые можно было снять до 40. Никакого фотошопа и никакого экрана на фотоаппарате для просмотра получившегося. И на моих фотографиях — живые люди, а не куклы, а на папиных — отличные композиции. Восходы, закаты, дневные и ночные съёмки, фотографии, качество которых поразит современного фотошопера (о, так и следует называть этих «фотографов»), если сказать ему, на какой материальной базе они сделаны. Потому что главными нашими инструментами были головы, в которых были знания о влиянии освещения, о композиции, о таких давно забытых параметрах, как диафрагма и светочувствительность. Мы учитывали тень и направление света — и делали это глазами, без цифровых помощников. На цифромыльницу в автоматическом режиме я делаю снимки лучше, чем некоторые ребята на внушительные девайсы с пацанскими объективами. Просто потому, что я знаю, как правильно нажимать кнопку спуска и как поставить руки, чтобы они не дрожали.

Из 36–40 кадров на плёнке хорошими оказывались все, кроме одного-двух, где рука всё же дрогнула. И никакого фотошопа. Держите позорный факт применения этой последней надежды криворукости при себе и старайтесь свести его на нет. Вы ведь все хвалитесь ситуацией из анекдота:

Идёт аудиозапись, музыкант играет из рук вон плохо. Аудиорежиссёр не выдерживает: «Брось, сыграй гаммы, я потом сам нарежу».