Продай, стрелять буду

2015-06-06 | 09:58 , Категория текст


Работаю в оружейном магазине. Когда пришёл устраиваться, старый прожжённый заведующий с усталым взглядом пообещал мне, что вскоре я стану мизантропом. Не поверил. Зря.

Наши покупатели вообще люди особенные. Каждый мужчина по умолчанию считает, что он на генетическом уровне разбирается в машинах и оружии. Льстит себе.

Военные — эти по умолчанию считают, что в охотничьем и оружии самообороны они разбираются лучше специалистов, отдавших этой области много лет. Объяснять им и доказывать что-либо бесполезно, как детям. Хочется вздохнуть и сказать: «Подрастёшь — поймёшь». Но не подрастут ведь…

Сегодня воскресное утро. Чем заняться людям воскресным утром? Пойти в оружейный магазин, муторно побродить по залу в течение часа-двух, подышать на оружейников перегаром. Или испортить настроение. Или рассказать пару историй.

Подходит девушка лет пятидесяти, спрашивает газовый баллончик с перцем и объясняет, для чего это ей надо. Пересказываю с её слов:

«Возвращаюсь я домой после работы. Вечер, темно, на улице никого. И вдруг в парке из кустов выпрыгивает мужик с маской на лице и с ножом в руке. „Раздевайся!“ — и ко мне так медленно подходит, нож подняв. Я глазами моргнула и вдруг как заору: „Ура-а-а! Ура-а-а!“ И убежала. А маньяк остался стоять с круглыми глазами».

Постояла, посмотрела на баллончики, подумала. Вздохнула и ушла, не купив…

Покачал головой и слушаю следующего покупателя.

— Вчера купил у вас сейф для пистолета. Самый маленький, вон он стоит.
— Да, помню. Что-то не так?
— Ну да. А что, в нём дырок нет?
— Нет, конечно. Производитель не знает же, какой поверхностью вы будете крепить сейф к стене. Может, боковой стенкой или днищем.
— И что же мне делать? Я к вам за 300 километров вернулся! С работы отпросился из-за этого!
— Надо было позвонить — телефон на карточке скидок, которую вам дали. Ну, можете взять дрель и самостоятельно просверлить два-четыре отверстия. Металл очень тоненький, это не проблема.
— Хм… Так сейф же маленький, у меня дрель в него не помещается!
— А с обратной стороны пробовали?
— Логично… Спасибо, попробую.
— Всего хорошего, приезжайте, если будут вопросы.

Странные они. Ох, какие странные…

Подходит один товарищ. Одет очень прилично, два золотых кольца с бриллиантами на пальцах. Я даже на один такой за всю жизнь не заработаю. Говорит:

— Мне нужна дробь пятёрка и семерка.
— Осталась только единица и тройка.
— И что, пятёрки нет?
— Нет. Осталась только единица и тройка.

Думает. Моргает.

— А семёрка?
— Нет семёрки. Есть только единица и тройка.

Смотрит на ценники, вздыхает, думает.

— Что, даже тройки нет?
— Нет, к сожалению. Зайдите к нашим конкурентам, — и адрес даю, пусть там помучаются.

Всякие попадаются люди. Вот пришёл недавно один парнишка лет двадцати. Смотрит на охотничьи двустволки, смотрит… Я уже не выдерживаю, спрашиваю, чем, собственно, помочь-то. Он так бодренько отвечает мне, что хочет выбрать и купить отечественную двустволочку ИЖ-43 за 10-12 тысяч рублей. Я ему пытаюсь предложить более современную и дорогую модель, на что он мне объясняет:

— Не, я её папе хочу подарить, а себе забрать его коллекционный Holland & Holland.

Я вспомнил, что этот самый «Голланд» стоит около полумиллиона рублей, вздохнул и продал ему ИЖ-43 на подарок для папы.

Неделю назад приехали два мужичка с побережья, из глуши, где плотность населения — полтора человека на десять квадратных километров. Стоят в уголочке, смущаются, потом набираются смелости и подходят:

— А у вас есть клей по металлу?

Я призадумался и вкрадчиво так спрашиваю:

— А вам зачем?
— А у нас прицельная планочка на стволах отклеилась.

Припоминаю, что эту планочку на заводе припаивают очень и очень прочно.

— А как же вы так умудрились? Отбойным молотком?
— Да нет, у нас патрончик не выстрелил. Видимо, порох отсырел.
— Раз не выстрелил, что с планочкой произошло? — удивляюсь я.
— Так мы оружие-то в костёр положили.
— Прямо с патроном?!
— Ну да. Порох-то, оказывается, не отсырел, вот у ружья стволики-то и разорвало. И планка тоже отклеилась.

Я смог лишь вздохнуть и посоветовать сдать ружье в утиль. Огорчились.

А так — обычный день торговца оружием.