Должны же понимать

2015-06-06 | 16:02 , Категория текст


Есть у меня знакомая девушка — нервная, болезненная и выглядящая в свои девятнадцать на все тридцать пять. Собираясь домой, она всегда звонит матери и в половине случаев остаётся ночевать у знакомых. Пару-тройку раз, забыв вовремя сделать контрольный звонок, оставалась ночевать на вокзале или на скамейке в парке. Причина проста: её родители — запойные алкоголики, и когда у них начинается алкозаплыв, дома девушке лучше не появляться: с чем-нибудь тяжёлым бросятся. Проверено многократно.

Моего дядю сделал инвалидом общий родственник. После застолья с обильным возлиянием ему подумалось, что дядя хочет отобрать у него кусок дачного участка, и он взялся за нож. Сел, конечно, но здоровье дяде это уже не восстановит.

У знакомого несколько лет назад погибла младшая сестрёнка, которую среди бела дня на пешеходном переходе сбил пьяный в драбадан водитель. Девочке было двенадцать лет.

Пьяный сосед несколько раз пытался вломиться в нашу квартиру с топором, убеждая нас, а потом и прибывавших на место сотрудников полиции, что мы агенты Моссада.

И таких примеров — море разливанное. В каждом выпуске новостей, в каждой беседе бабок у подъезда, на каждом форуме и на страницах социальных сетей. Каждое второе убийство в стране происходит по пьяни.

Но задолбало (хотя тут куда уместнее куда менее цензурные выражения) меня не это — по крайней мере, не само по себе. Задолбало отношение к этому вопросу окружающих.

— Да ладно, он же пьяный был, — произносит человек, услышавший о подобном инциденте недоумевающе-защищающим тоном. — Какой с него спрос?

— Это же больной человек, несчастный, его пожалеть надо, — вторит сердобольная бабушка.

— Ну что ты, не мужик, что ли? Понимать должен, — со знанием дела заявляет похмельный дядя Вася, к которому участковый оперуполномоченный ходит регулярно, как на работу.

— Менты — гады. Права забрали, а я всего-то пару бутылочек выпил, — жалуется коллега. — Пятница же, должны же понимать.

Многие сочувственно кивают и всячески поддерживают. Конечно, гады.

И так везде, всюду и постоянно. Состояние алкогольного опьянения в глазах большинства наших сограждан становится универсальной индульгенцией на любое зло. Из отягчающего обстоятельства употребление алкоголя превратилось в лучшем случае в смягчающее, а в худшем — и вовсе в оправдание любых действий.

Какого лысого ёжика? Да, алкоголизм — болезнь, но в отличие от рака, диабета или шизофрении, болезнь эта вызвана исключительно действиями самого человека. Алкоголиком нельзя сделать насильно. И если человек добровольно опускается до уровня бешеного животного и не пытается ничего с этим сделать, его не надо жалеть. Его надо или лечить или изолировать от общества. А большинство алкоголиков и не желают лечится, потому что пока они валяются под забором и воняют, их жалеют, утешают и возятся с ними. Потому что жизнь такая, не повезло, больной человек. Что ж мы, не понимаем?

То и дело в новостях мелькают полные напускного ужаса ролики о том, как злые агенты вражеской разведки спаивают Россию. Очнитесь, сердобольные: вас не надо спаивать. Вы с удовольствием делаете это сами, вместо того чтобы решать проблемы, строить отношения, совершенствоваться в профессии, искать выход из сложной ситуации. Оскотиниться проще, чем быть человеком. И вы же жалеете тех, кто добровольно спускает собственную жизнь в отхожее место. Именно в этом на самом деле заключается проблема, а не в том, что алкоголь можно купить на каждом углу, президент — козёл, правительство — ворьё, а начальник — сволочь.

И ладно бы такие граждане убивали себя сами! Это личное дело каждого: хоть ханку жри, хоть из окна прыгай. Но убегая от своих проблем в бутылку, такой индивид калечит судьбы и жизни окружающих его ни в чём не повинных людей. А потом уныло мямлит со скамьи подсудимых: «Простите, товарищ прокурор, пьян был, не помню».

Если хотя бы один кандидат в депутаты или президенты пообщает вернуть к жизни ЛТП и введёт уголовную ответственность за нахождение на улице в нетрезвом виде, подразумевающую как меру пресечения исключительно лишение свободы, он навеки станет моим кумиром.