Микрофон — не член

2015-06-06 | 21:54 , Категория текст


Я звукореж, сам пою. На одном из концертов предъявили: «Почему у тебя ничего не заводилось, а у нас всё свистело и в мониторах не было слышно ничего?»

Всё очень просто. Я не зажимаю микрофон. Да, это всё! Пусть это выглядит не так, как на модных картинках, зато я не мешаю работать звукорежу, который не убирает потом меня из мониторов, чтобы не портить концерт.

В интернете даже был комикс на эту тему. Ха-ха, очень смешно. Звукарь глупый, говорит не брать микрофон за головку!

Вам что, пять лет?

Давайте разберёмся в физике. Что такое кардиоидная направленность микрофона? Если смотреть на него прямо, башкой к себе, то наибольшая чувствительность и ровность по всем частотам будет, если петь прямо в него. Не под 90 градусов, не сзади. Сзади таким образом отсекается верхняя серёдка, которая так любит заводиться.

Был концерт, я в горячке подпевал тенору-вокалисту. Меня было еле-еле слышно — и слава богу! Я просто не тянул, поэтому и пел сбоку, издалека. В зале никто и не понял, что я где-то лажал.

Ну так вот, а если зажать микрофон в кулак, он будет одинаково воспринимать звук со всех сторон. Частотная характеристика не изменится. Правда. Попробуй дома. И не надо думать, что ты мощнее 400-ваттного монитора, наклонившись к которому, ты пытаешься что-то проорать. Естественно, микрофон начинает заводиться.

И вообще, вспомни Джонатана Дэвиса. Посмотри, как он обращается с микрофоном. Эталон: никаких зажимов, куча колбасни и драйва.

Что такое заводка? Сигнал с микрофона попадает в пульт, усиливается, возвращается в зал и тебе в монитор, слышит себя и снова усиливается. Так до бесконечности. Вспомни учебник физики, как резонансом строя разрушили мост. Тут то же самое. И рассчитывать, что у звукаря стоит динамическая обработка, глупо. Мне на концерт дали четыре компрессора/гейта. Вот и думай: или барабаны вытаскивать, или вокалиста, или хвост пианисту прижать, чтобы его разброс звуков не так выделялся.

С пианистами всегда трудно работать. То у него сигнал выходной еле-еле, то как зафигачит — всё глушит. Мне старшие товарищи запрещают лимитировать клавиши, но приходится. Тогда их слышно всегда примерно на одном уровне. Да, чистые партии рояля не так звучны, зато их слышно. Когда клавишник играет низкую партию, не дёргаешься с мыслью: «Что-то по низам завелось…»

Помните, звукари не плохие. Правда. Если ты в перерыве между песнями скажешь, кого в какую линию дать больше или меньше, ты не испортишь концерт. Мы просто не слышим, что у вас там происходит, и догадаться не можем. Люди любят живые концерты, где общаются с ними и со звукарями, шутят. Когда у тебя будут деньги на своего звукаря, на свою инсталляцию и райдер, тогда можно будет просто уволить провинившегося. А пока — научись не быть мудаком.