Ваське тоже нельзя

2015-06-06 | 23:44 , Категория текст


Помнится, в далёкие детсадовские времена одним из самых убийственных аргументов был: «А чё Ваське можно (дёргать девочек за волосы, кидаться грязью и прочее), а мне — нет?» С годами постепенно начинаешь понимать всю его нелепость и перестаёшь использовать Ваську в качестве обоснования своих действий и аргумента в споре. Но, как оказалось, детсадовскую этику переросли далеко не все.

Вот известный переводчик с собственным блогом. Будучи в прошлом сотрудником правоохранительных органов, он, видимо, чувствует себя обязанным защищать своих бывших коллег. Поэтому, когда в новоcтях появляется сообщение про очередное преступление, совершённое господами полицейскими, он комментирует это так: «Надо понимать, что полиция — она из народа». Следует пространный текст: если в народе есть определённый процент садистов, подонков и воров, значит, такой процент будет и в полиции. А если кому это не нравится, так пусть винит неидеальный народ, а начнёт с себя. То, что при поступлении на службу в полицию существует медкомиссия, в том числе у психиатра, которая обязана выявлять и отсеивать садистов и подонков, при этом игнорируется. Равно как и то, что с полицейских, которые при исполнении обязанностей имеют куда больше прав, чем обычный гражданин, и спрос особый.

А вот неизвестный, но очень горячо любящий армию товарищ. Он твёрдо убеждён, что армия — школа жизни, которую нужно пройти, чтобы стать мужчиной. На любое свидетельство реальных порядков в армии он отвечает, что это всё преувеличение, и смертность и количество самоубийств в армии даже ниже, чем среди мужчин призывного возраста на гражданке. При этом он как-то забывает, что смерть часто наступает в результате болезни, а самоубийство вообще является следствием либо тотальной безысходности, либо психических нарушений. Спрашивается, откуда всё это должно было вообще взяться в армии, где также существует медкомиссия, которая должна отсеивать физически и психически нездоровых? И почему школа жизни имеет моральное право на умерщвление своих учеников?

Или возьмём, например, православных христиан. Один возмущается, что ему уже и ругнуться нельзя, как всем, другой, кажется, искренне не понимает, почему директору предприятия можно ездить на роскошной машине, а священнику — нет. Оставим в стороне тот факт, что этих людей никто силком не тянул в религиозную общину, по канонам которой гнев является смертным грехом, а богатый имеет все шансы на вечные муки в аду. Удивительным образом это желание иметь равные со «обычными» людьми права исчезает, как только кто-нибудь оскорбит нежные чувства этих верующих. Тут же они начинают утверждать, что они как раз не такие, как все, а гораздо лучше; что на них держится вся русская духовность; что без них Россия давно бы погрязла в пучине греха и разврата; и что на основании всего этого церковь действительно должна быть на особом положении по отношению к науке или промышленности. Приводят в качестве аргумента те же самые каноны, которые они не только ежедневно попирают, а ещё и огрызаются, когда кто-нибудь укажет на это несоответствие.

Я понимаю, что равняться на чужие недостатки гораздо проще, чем на чужие достоинства. Но постарайтесь хотя бы защищать свои любимые общества и организации не так по-детсадовски, потому что вы уже задолбали.