Полёт на два метра вглубь

2015-06-07 | 03:00 , Категория текст


Причина, по которой я не продолжаю работать наркологом, проста: задолбали и задолбались.

Во-первых, неадекватные коллеги-торчканы. Авторитетнейшие торчки, наркоманы со стажем, у которых две заботы: попуститься и кайфануть. В свободное от работы время, в рабочее время. Верх мастерства — передозировка на работе. Вторая группа коллег — пуритане-викторианцы, ничего крепче маминой сиськи не пробовавшие, и пациентов презирающие, и коллег ненавидящие. Спрашивается, чего шли сюда? Знали же, кого лечить будете.

Во-вторых, коллеги-опера, эти любители «быстрого» кайфа, отчётов с пропущенными количествами «веществ» и криминалистической экспертизы на глаз. «Ну, примерно два-пятнадцать грамм… Написала? Зачеркни! Пусть будет два».

В-третьих, сами пациенты. Эти вечные клиенты токсикологии, травматологии и психиатрии. Эти сумеречные тени системщиков, которые раз в год стабильно «лечатся», чтобы снизить дозу, а потом возвращаются снова. Эти хрустящие вены, эти десятки абортов, эти проеденные кислотным трансом мозги. Эти «выходные в Питере». Эти «два месяца на Гоа». Эти глаза с гепатитной желтизной. Мухоморные настойки. Подозрительные таблетки, в которых даже состав изучить не удаётся. «Пати-шоу», где в бокале намешано конского возбудителя на толпу импотентов-кастратов.

Эти студенты-алхимики, наевшиеся всяких аптечных препаратов и лишившиеся печени. Недоумевающие прыщавые физиономии: «Как же так?» Дружок, а ты как думал, почему «наркоман» — плохое слово? Наверное, потому, что такой диагноз тебе ничего хорошего не сулит.

Эти самоубийцы, глотающие всё подряд в рассчете на «кайфовый отлёт», оставляющие после себя заблёванное отделение, сломанные койки и синих дружков, приходящих навестить.

Эти мамочки и тетушки: «Ну как же, он не такой, он хороший мальчик, он не мог торговать героином! Смотрите, грамота из детского сада за бег в мешках!»

И другие мамаши-параноики, долбаные истерички: «Он курил косяк на своём двадцатилетии, мы с папой его избили, связали и приковали к батарее, чтобы переломался. Вот вам тыща, приезжайте».

Но главное — эти гламурные идиоты и идиотки в этих понтовых одёжках, тупые, бесконечно тупые, бездарные сволочи, для которых открытием стало, что не все так просто, как в «контактике» и на картинках. «Ой, я думал, это кокаин…» Деточка, во-первых, кокаина нет больше в этом городе, а тот, что есть, не стоит пятьсот рублей, и в привокзальном кафе-баре «Минутка» его не купить. А во-вторых, ты не мог думать: тебе нечем.

«Мы хотели ему кайф сбить лимоном и чаем, и немного чтоб проблевался». Ага, и он вот-вот двинет кони от язвы желудка. Спрашивается, для чего семь лет учатся, если «лимон и чай» от всего?

Но больше всего бесят эти новомодные борцы с наркомафией, эти с высокомерными козлиными взглядами, эти мудрецы от ЗОЖ, для которых что косяк, что герыч — всё одно, всех надо расстреливать и сажать, а лечить никого не надо. Каждый из них пулей бросился бы вкалывать на опийных плантациях, только шанса им такого никто не даст.

Задолбало. Всё, больше никакого трэша. Только котики, цветочки и мимими.