Модераторы бурлящих потоков

2015-06-07 | 03:28 , Категория текст


До тех пор, пока моя сестра не пошла работать в метрополитен, я дико возмущалась толкучкой возле стеклянных входных дверей, среди которых треть почему-то закрыта. Меня возмущало, что среди четырёх эскалаторов в час пик, как правило, один точно отключён, а внизу скапливается кошмарная толпа. Меня бесило и то, что после остановки эскалатора «тётенька в будке» не может запустить его сразу. Мне было непонятно, почему для машиниста такая проблема подождать ещё десять секунд, чтобы в вагон успело зайти как можно больше народу. Всё это меня бесило, пока я не понимала, как устроен и функционирует метрополитен.

Дабы немного успокоить разбушевавшихся граждан, какой в своё время по причине невежества была и я сама, немного проясню ситуацию, не вдаваясь в подробности.

Знаете, зачем закрывают некоторые стеклянные двери? Вовсе не потому, что забыли открыть. Это регламентированный способ регулировать пассажирский поток, чтобы с улицы сразу вся толпа не просочилась на тот же эскалатор и платформу. Когда людей совсем мало, половину дверей вообще нет смысла открывать.

Почему один эскалатор оставляют отключённым, хотя, казалось бы, он как раз и принял бы на себя половину собравшейся толпы? Это утверждённые меры безопасности. Да, на случай экстренной эвакуации один эскалатор обязан быть свободным. Разумеется, стоит он лишь до тех пор, пока скопившаяся толпа не начинает превышать допустимые пределы. После этого, чтобы не довести до крайностей и не перегружать платформу, его обязательно запустят. Кто? Нет, не человек в будке. У него нет таких полномочий. Максимум, что он может сделать, — остановить эскалатор в случае необходимости. Для запуска эскалатора в московском метрополитене существует специальная эскалаторная служба. Только у неё есть доступ к пульту, с которого происходит запуск. Кстати, эти пульты вы можете увидеть на стенах возле те самых будок с бабушками и дедушками: в отличие от московского метрополитена, в питерском нет таких пультов, и запуск по инструкции производит сам дежурный по эскалатору.

Кстати, эти самые дежурные стараются препятствовать созданию толп: «На подъём занимайте обе стороны эскалатора!» Понаблюдайте — сколько людей выполняет призыв? А сколько специально стоит и ждёт, пока сможет просочиться на правую сторону, при этом не давая прохода остальным? Или опять виноват дежурный по эскалатору?

Типичная ситуация: пассажиры едва успевают выйти из вагона, и машинист захлопывает двери перед носом оставшихся на платформе. Ребята, машинист не виноват. Раскрою вам великую и для многих кажущейся несправедливой тайну. Тайну, прописанную у каждого машиниста красным жирным шрифтом как обязанность: «Метро работает на высадку пассажиров». А это значит, что машинист обязан заботиться о выгрузке пассажиров, а не о том, чтобы все успели погрузиться в вагон. У машиниста нет и пяти секунд времени в запасе. Даже самое незначительное по человеческим меркам отклонение от графика может повлечь за собой сбой всей линии. А это и простаивание в тоннелях, и нарушение интервалов.

Не забывайте, что пассажиропоток постоянно растёт. Опоздание поезда на следующую станцию чревато перегрузкой платформы пассажирами. Эти пассажиры, желая попасть в вагон, задержат его ещё больше. Скопление будет увеличиваться. Что вы говорите? Втопить педальку в пол, чтобы нагнать время? Знаете ли вы, сколько требуется электроэнергии на то, чтобы просто втопить педальку? Это всё равно что держать пятиподъездный девятиэтажный дом с одновременно включёнными электроприборами в течение трёх суток!

Работа метрополитена — это работа целого отдельного города, живущего совершенно по другим законам и приоритетам. Но все законы в нем продуманы куда более чётко, чем в том же правительстве. Это прежде всего ориентация на безопасность всех граждан, а не на выполнение их индивидуальных пожеланий и капризов.

Люди, будьте терпимее! Если вы чего-то не знаете, это вовсе не означает, что что-то работает не так.