Хомячки идут на нерест

2015-06-07 | 03:56 , Категория текст


Не знаю, как в других крупных городах, а в Москве каждое утро десять миллионов хомячков пытаются вовремя успеть на работу. Каждый вечер эти же десять миллионов спешат домой. Это не город, а один сплошной транспортный коллапс.

Все шоссе, которые можно расширить, расширяют. Уменьшают интервалы движения поездов метро. Запускают бесчисленное количество маршруток. И всё без толку.

А ведь в лучшем случае половина этих спешащих на работу москвичей — офисный планктон. Им же на фиг не надо по девять часов сидеть в офисе. Вся их работа — телефон и интернет. Посадить их дома за компьютеры, оставить в офисах только тех, кто лично общается с клиентами, и всем наступит счастье.

Сотрудники перестанут тратить полтора часа на дорогу, будут сидеть дома в тёплом кресле, бодрые и выспавшиеся.

Работодатель сможет в несколько раз сократить арендуемые площади и сэкономить на этом кучу денег.

Те, кому реально надо быть на работе, перестанут толкаться по дороге локтями с теми, кому не надо.

Те, кто приходит на работу работать, наконец отдохнут от тех, кто приходит общаться, гонять чаи и создавать видимость деятельности. Последних, к слову, станет лучше видно, и их можно будет уволить к чертям.

Но нет, так нельзя! Мы же не сможем всех ежеминутно контролировать! Оператор техподдержки на телефоне должен девять часов сидеть в холодном офисе на неудобном стуле, потому что мы не можем поставить на запись его домашний телефон. А открыть доступ к рабочей базе из дома сотрудника вообще нельзя из соображений безопасности. Какой, к чертям, безопасности, если все знают пароли всех от всего?

Окончательно добивают вакансии администраторов сайтов и контент-менеджеров, обязанных быть в офисе с девяти до шести. Зачем?

Но даже если нельзя вообще не приезжать в офис, почему нельзя сдвинуть график? Плюс-минус два часа — и ты уже не попадаешь в основной час пик. Но и тут стена: надо работать, «как все нормальные люди». Даже 12-часовые смены на предприятиях с восьми до восьми.

Задолбали твердолобые кретины, из-за которых дважды в день хочется переехать на необитаемый остров.