Слишком белый

2015-06-07 | 05:58 , Категория текст


Канадский Ванкувер. Громкие заявления правительства о том, что стране нужны только профессионалы с чистым английским. Жуткие паузы в канадском посольстве в Москве. Негодование обычных русских людей, которые просто на пару недель хотят приехать в Канаду, а гостевую визу не могут получить по полгода. Дальнейшее ужесточение иммиграционной политики. Мать-пенсионерка, которая из-за этого не может прилететь в Ванкувер к беременной дочери к моменту родов, подав заявление в посольство за пять месяцев до даты вылета. Честный образованный профессионал, который не может за свои деньги приехать в Канаду посмотреть на горы, реки и моря просто так, из интереса; он и не думал подавать на ПМЖ. Иммиграционные адвокаты, которые не могут помочь приехать, потому что «это канадское посольство в Москве — как проклятое место, никакие законы физики, логики и здравого смысла почему-то не работают. Ждите».

Это одна сторона. А вот другая. Китайцы, филиппинцы, тайцы, индусы, иранцы, вьетнамцы, арабы из всех мыслимых и немыслимых стран. Все тут. Их больше половины. Им очень нравится Ванкувер. Они тут давно. Они получили гражданство или как минимум право на работу. Они и не думали учить английский. Они не собираются жить по правилам новой родины. Им не знакомо чувство уважения и такта, чтобы заставить себя говорить на английском в англоговорящей стране. Они привезли — нет, волоком притащили сюда всё своё: традиции, песни, магазины, радиостанции и телеканалы, письменность и религию. Они не навязывают это остальным, просто своим количеством они разбавили общество настолько, что определение культурной принадлежности общества уже растворилось. Они тут рожают столько детей, сколько могут вообще родить.

Вот типичная семья филиппинских иммигрантов. Наверное, по два высших образования у каждого, кристально чистый английский и высоченный уровень профессионализма, например, в IT. Правительство ведь очень об этом заботится. Пятеро взрослых (муж, жена, сестра, сват, брат) и семеро детей. Стою за ними в очереди на кассу. Их покупка в «Кэнэдиэн Суперстор» на 650 долларов. Понятно — надо чем-то кормить такую большую счастливую канадскую семью. Просто для проверки интересуюсь у одного из мужчин этой семьи:

— Hello! Sorry to disturb, could you please help me find an elevator in this mall?

А ответ знаете какой? А никакой. Просто стыдливая улыбка и бормотание себе под нос на родном языке. «Конечно, он меня понял, просто не в настроении, наверное, и разговаривать не хочет», — подумал я.

А я тут по заканчивающейся гостевой визе. Я открыл канадскую компанию, в которую нанял канадцев. Я плачу им заплату, налоги. Инвестированы немалые деньги. Моё образование — более чем. Английский — свободно. Работал строго по специальности десять лет. Не преступник я и туберкулёзом не болею. Что от меня ещё нужно, чтобы разрешить мне работать в Канаде и привезти семью? Подал на рабочую визу летом 2012 года — до сих пор ничего. Семья ждёт в России. Деток своих я не видел с лета. Разлука и беспомощность едят меня изнутри. Жгучее чувство несправедливости и связанных рук превратило страну моей детской мечты с кленовым флагом и чистым воздухом в серую вязкую обыденность с наркоманами на Ист-Хейстингс и необоснованную лояльность и попустительство властей к семьям кожи всех цветов радуги.

Задолбало меня это, ребята.

Кстати, я ничего не имею против людей разных национальностей. Я желаю им здоровья и счастья, радости и смеха их деткам. Правда.