Не топтать, не лежать, не дышать

2015-06-07 | 07:28 , Категория текст


Хозяйки съёмных квартир задолбали. Просто так сказать, что они со своей стороны разрывают договор, они категорически не могут!

Из пяти съёмных квартир — два фееричных случая. Первый в большом городе: прожили в квартире месяц, обнаружили, что газовая плита (вернее, варочная поверхность) находится в аварийном состоянии. Обнаружили мы это сразу при въезде, хозяйке дозвониться не смогли, махнули рукой: мол, придёт за платой — скажем, а пока будем газ всякий раз перекрывать. Она пришла, мило поулыбалась, взяла деньги.

— Тут небольшая проблемка…

— А у вас! — взвилась хозяйка. — У вас в раковине грязная сковородка! Вы неряхи, я пойду смотреть другие комнаты!

Окей, смотрите, думаю. Я пока посуду закончу мыть, что, заметьте, и делаю, держа жуткую неряшливую сковородку в одной руке и мочалку в другой. Наблюдаю с интересом, как дама носится по комнатам, а затем выносит вердикт:

— Кошмар! В следующий раз приду с маклером, у вас нераспакованные сумки на полу спальни и косметика явно в беспорядке на трюмо!

Через месяц дама правда пришла с маклером, натоптала грязными после дождя ботинками по свежевымытому полу и сказала, что пол грязный (спасибо, кэп), а на балкон (скорее, на веранду: первый этаж, лестница во внутренний двор-колодец, ни о каком остеклении речи не идёт) нападали с растущего рядом дерева листья. Сволочное дерево, как оно могло? В ураган надо держаться стойко! У нас есть месяц, чтобы всё исправить, иначе она нас выселит. Тем более, что (sic!) у неё поменялись планы, и со следующего месяца она планирует тут жить. Да, договор заключался на год, но… но это детали.

Конечно, мы прямо при даме отменили по телефону заказ в интернет-магазине на новую варочную поверхность — наивно полагали, что в этот раз как-то удастся поднять наконец вопрос и избавить себя от проблемы. Кстати, менять собирались за свой собственный счёт, о чём даму уведомили. После этого она нас очень просила остаться, но мы были не готовы к повторению банкета.

И вот ещё нынешняя квартира — в маленьком городке, куда мы переехали по работе. Хозяйка была прекрасна и тиха, не дёргала, мило общалась, заходя за деньгами. В квартиру мы купили за свой счёт стулья, мягкий уголок на кухню, поменяли кое-что из сантехники. Собирались дожить как минимум до февраля — по договору. Но 19 ноября нас уведомили, что скоро приедет мать хозяйки, которая хочет посмотреть свою квартиру (правда, по дарственной это давно была квартира её дочери, с которой мы всё это время общались) и будет решать, будем ли мы жить в квартире дальше. Мы несколько офигели. За неделю беспрерывных созвонов выяснилось, что всё окей, до Нового года точно жить можно будет, хозяйка просто посмотрит и заберёт свои вещи (в квартире одна комната заперта, там они и хранятся).

Как хорошо, что мы не были на этот раз уже наивны и начали откладывать и искать деньги на очень скорый переезд заранее! Потому что в воскресенье 25 ноября «мамочка» припёрлась, обнюхала каждый угол, обвинила нас в трещине на оконном стекле (с которой мы пережили прошлую зиму и нынешнюю осень ввиду дороговизны оконных работ — трещину оставили прошлые квартиранты), в том, что свежевымытый, ещё влажный подоконник «явно даже не протирали полгода», что на подоконнике стоит коробка чая, что в коридоре прямо при ней перегорела лампочка (орать меньше надо было). Поэтому мы должны съехать первого!

Да-да, конечно. Орали всю дорогу несмотря на то, что сестра встретила очень спокойно и предложила выпить чаю, позвала к столу, а я — о чём было сказано ещё при контрольном созвоне утром — лежала с тяжёлым приступом мигрени. Не просто головной боли, не надо путать — знающие меня поймут. Само собой, этот факт не помешал войти в мою комнату, включить весь имеющийся там свет (верхний, точечные светильники, даже несчастную настольную лампу — ей-богу, не шучу) и начать орать очень громко за то, что я не встала поприветствовать и что всё время болею. Откуда взялась последняя информация, я ума не приложу — во-первых, болею далеко не всё время, во-вторых, никому из милых орущих дам о своей физиологической жизни я никогда раньше не докладывала.

Последней каплей для нас всех стало срывание с холодильника магнитов и швыряние их в мусорку с воплями:

— На эту дрянь надо было спрашивать отдельного письменного разрешения в договоре! Вы съезжаете первого!

Я до сих пор не очень помню, что и каким тоном сказала. Когда пришла в себя, то уже захлопывала дверь за бабкой, орущей в десятый примерно раз: «Первого вы съезжаете!» Сама хозяйка вылетела пулей ещё до этого и нервно курила на лестничной клетке.

Блин, хозяйки и иже с ними, вы задолбали! Неужели нельзя просто мирно сказать без наигранного скандала, что так и так, договор придётся разорвать? И желательно не за пять, чёрт побери, дней до предполагаемого нашего выезда. Ну да, конечно, так же неустойку платить придётся и извиняться. Куда проще обвинить жильцов, придумать проблему и выйти, с вашей точки зрения, «чистенькими».

Пойду-ка я на городской форум.