Поддержим отечественный конепром

2015-06-07 | 10:18 , Категория текст


Посвящается всем поклонникам новых автомобилей.

Сир Приор смотрел на кривозубого жеребца и не верил своим глазам. Его новый мерин стоял в конюшне уже третий день, но он так и не мог привыкнуть к своему приобретению. Конюх на базаре запросил совсем недорого — конь был совсем молодой, новый, породы, которая появлялась только на родине Приора — белая с затенёнными глазами лошадь.

— Ну и что, что он кривозуб, — сказал конюх, — зато он совсем новый, никаких проблем с ним вы не увидите, Сир.

— Ладно, забираю скакуна себе, — сказал Приор и порадовался в душе. «Новый конь — это тебе не какой-нибудь старый мерин из заморья», — подумал он.

Высокородный друг Сира Приора, лорд Волькс сын Вагена, прибыл в родовое поместье сира Приора по личному приглашению своего друга. Лорд Волькс давно был знаком с Приором и знал, что тот немного слабоумен, но весьма отважен и предан короне, поэтому и приехал к нему на званый ужин.

— Здравствуй, старина! — приветствовал Волькса Приор, как старого друга после давней разлуки. — А ты, я вижу, так и не изменил своей кляче.

Сир Приор, разумеется, имел в виду лошадь Волькса — четырёхлетнего скакуна, привезённого из соседних королевств. В его словах была правда. Лорд Волькс сын Вагена не нуждался в других конях — его скакун был грациозен и быстр, несмотря на свои годы, и никогда не подводил в битве.

— Позволь похвастаться своим скакуном, — Приор пригласил Волькса в конюшню и указал на белого мерина с явной гордостью.

— А ты, стало быть, так и не научился выбирать лошадей? — прервав хвастовство, заметил Волькс сын Вагена. — Лошадь твоя с кривыми зубами, ноги у неё настолько исхудали, что если ты повесишь на неё котому, прогнётся так, что хвост до земли достанет.

— Но она же совсем новая и молодая! Кузнец при конюхе обещал мне регулярно её перековывать, коли случись что.

— Похоже, придётся это делать чаще обычного: ноги-то у неё разнятся от колена, племенной брак.

Сир Приор пытался обвинить друга в скупердяйстве, в кокетстве, в поборстве за заморзкими князьками, наконец, но Вольксу сыну Вагена было все равно: он-то знал, что прав, а его друг просто слаб умом и упёрт. Настроение было испорчено, и он решил не удостаивать Сира Приора ужином и уехать в родовой замок.

Через шесть лун Волькс сын Вагена встретил сира Приора на турнире. Лошадь сира, всё та же белая с затенёнными глазами, хромала на одну ногу, седло совсем не держалось на ней, из-под хвоста то и дело выпадала плохо переваренная пища, а из-за особых глаз она то и дело спотыкалась. Лорд Волькс лишь пожал плечами и пришпорил старого заморского скакуна; тот забил передними копытами на месте и сорвался с места в сторону замка.