Джульетта сорок лет спустя

2015-06-07 | 16:58 , Категория текст


Вас раздражает японка в качестве феи в «Щелкунчике»? А когда вы идёте на «Мадам Баттерфляй» или «Турандот», вы с таким же рвением требуете, чтобы партию Чио-Чио-сан пела обязательно китаянка, а Калафа — татарин? Или, может, вам Отелло из Марокко заказывать?

Или писали вот насчёт комплекции. Вас не смущает, что партии 15-летних героинь почти всегда исполняют 50-летние матроны необъятных размеров? Так чем же вам не угодила балерина-японка?

Конечно, в каком-нибудь «Борисе Годунове» или «Князе Игоре» китаянка или японка в роли царевны или княжны действительно смотрелась бы не вполне комильфо (разве что загримировали бы до неузнаваемости), но «Щелкунчик» — хотя и классика русской музыки, но произведение довольно космополитическое. Балет поставлен по немецкой сказке, действие тоже начинается где-то в Пруссии, а в сказочной стране встречаются и китайцы, и арабы, и русские (в качестве, между прочим, заморских гостей) с соответствующей музыкой. Так что появление феи в исполнении балерины-японки ну никак не выбивается из общего настроения балета. Разве что танцевать будет плохо.

Толерастия, конечно, это плохо. Особенно когда в английской экранизации Шекспировских хроник графа Йоркского играет негр. Или Ричарда Львиное Сердце делают гомосексуалистом. Или в идиотской «Книге Мастеров», претендующей на «русскость», у главного героя глаза откровенно татарские. Это, извините, действительно полнейший маразм. Но балет и опера — это не кино. Здесь другие критерии отбора. Здесь главное — голос и пластика, а не внешность и комплекция. Здесь пузатый Ромео и сорокалетняя Джульетта вполне могут убедить публику, что они молоды и влюблены, лишь бы голоса хватило. Так же и в балете. И вроде как завсегдатай подобных заведений должен такие вещи понимать, а не расписываться в собственном невежестве.

Раз безымянная «толерантная девочка» явно относит себя к русской интеллигенции, она уж должна знать, как многим Россия обязана иностранным специалистам — шотландским и немецким полководцам, итальянским и немецким скульпторам, украинским музыкантам и богословам. От Патрика Гордона до Мариуса Петипа. И если безграмотные джамшуты или дикие кавказцы — действительно настоящий кошмар постсоветской эпохи, то японка-балерина на сцене русского театра — явление в лучших традициях Российской Империи. Дай Бог, она ещё приумножит славу русского балета, лишь бы танцевала хорошо.