За мясо обидно

2015-06-07 | 21:02 , Категория текст


Есть такой продукт — мясо. Отличается тем, что сырым его есть не всем и не всегда удобно, поэтому его готовят разными, иногда замысловатыми образами. Иногда настолько замысловатыми, что дома это сделать трудно. Например: пельмени, колбасы, сосиски, ветчина, буженина. Поэтому удобнее такое покупать, а готовить дома только по большим праздникам.

А теперь идём в магазин и читаем состав: «Мясопродукты, соевый белок, птичий белок, наполнители, стабилизаторы…»

Найти колбасу, сделанную из мяса, практически нереально. А сосиски — так и вовсе невозможно.

Хинт: в кошерных (для евреев) и халяльных (для мусульман) лавках такие колбасы есть. Не потому, что они сволочи, а потому, что свинину им есть грешно. А раз они всё равно следят за составом, то зачем же они своих травить будут? А русские производители не гнушаются.

Один мужик сделал дома автоклав — тушёнку консервировать. И делал из всего, что под руку подвернётся: свинина, говядина, птица, картошка, овощи… А однажды решил заготовить колбасу. Когда вынул из автоклава банку, там была чёрная вонючая жидкость и жёсткий жилистый шнур в середине.

Ветчина. Когда-то вкуснейший и полезнейший продукт. Сейчас все знают, что мясо для неё «шприцуют» — накачивают водой и веществом, которое эту воду удерживает (каррагинан). Так из одного килограмма мяса можно сделать не полкило ветчины, как вы бы это получили в естественных условиях, а килограмма три-четыре. Получается водянистая, осклизлая, неестественно розовая, пахнущая исключительно ароматизаторами масса, цена которой составляет больше цены мяса, хотя его там куда меньше половины. Это вода у них такая дорогая? Попробуйте бросить кусочек такой ветчины на сковородку. Она будет шипеть, плеваться, вонять, а через несколько минут ужмётся в объёме раза в четыре и приобретёт вкус картона.

Ладно, хрен с ними, с колбасами, сделанными из шкур, куриных потрохов и сои. Но зачем же портить мясо? Переводить вполне съедобное сырьё в мерзостную пакость, которую бесстыдно именуют «деликатесной». Ладно бы эти условно-съедобные продукты соседствовали с нормальными, пусть и по более высокой цене. Но нет, найти более-менее мясную ветчину — редкая удача.

Про пельмени я вообще молчу. Мало того, что в фарше не разобрать, что там было, так ещё и оболочка не даёт возможности разглядеть начинку. Вы почитайте, почитайте состав, вам будет интересно. Мяса там процентов 10–15.

Но, конечно, пельмени, колбасы и сосиски в нашей стране — изначально способ утилизации отходов. А вот за мясо обидно.

Хотя… Привезли мне тут салями из Италии. Вы не поверите, господа, это мясо. И остаётся мясом даже после жарки. Это не просто можно есть, это вкусно. И цена не заоблачная. Но за этим надо ехать за границу.

Я понимаю, что наши производители с удовольствием нас всех отравят, если это будет прибыльно. Я привык, я не ропщу. Я беру карбонад или окорок, а то и шейку по цене до 300 рублей за килограмм и поступаю способом, недоступным нашим мясофабрикантам: обсыпаю чесноком, солью, перцем и горчичными зёрнами, сую в рукав для запекания — и в духовку на три часа. После ужарки килограмм результата будет стоить, как магазинная буженина, но вкус у него будет — м-м-м…

А жадные бессовестные сволочи, злонамеренно портящие продукты, задолбали.