Защита прав продавца

2015-06-08 | 02:54 , Категория текст


Пришло вчера тело, открыло бутылку пива и стоит в очередь в кассу. Глаза мутнеют на ходу, бутылочка у тела явно не первая. Мало того, что употребляет неоплаченный товар, так при определённой доле изобретательности ещё и статью 20.20 КоАП можно прикрутить. Прошу сначала оплатить, потом употреблять.

— Закрой рот и иди на х#й, хочу и пью!

Нажимаю кнопку вызова охраны. Хочешь — пей, но за пределами магазина.

* * *

Десять минут, как открылся магазин. Входят два мужичка, один из которых — всем продавцам знакомый местный алкаш. Планировка магазина такова, что все стеллажи с товаром представляют четыре сквозных ряда, но два из них — в том зале, где моя касса (рано пока другие открывать), а ещё два — в другом. Алкоголь мне виден. Я замечаю, что мужичок берет бутылку чего-то и уходит в отдел в другом зале. Второй за ним следом. Возвращаются с пачкой макарон и без бутылки.

— А бутылку куда дели?

— Какую бутылку? Мы её обратно поставили!

Так как клиент путается в показаниях, прошу коллегу, выкладывающую рядом со мной овощи, глянуть карманы парня. Обнаруживаем искомую бутылку. Клиент кидается к выходу, я бросаю кассу и догоняю вора. Завязывается драка, из которой я выхожу победителем. Приезжает охрана, вора увозят. Две недели уже не видно в магазине.

* * *

— На, считай! — кидает на металлическую кассу пластиковую шкатулочку с мармеладом. На боку появляется трещина примерно в полкорпуса.

Пробиваю, называю сумму покупки.

— С вас тридцать девять девяносто. Ваши сто рублей, шестьдесят рублей десять копеек сдачи.

Тело направляется к выходу, разоряясь на весь магазин, что я, тварюга, обсчитала, и надо бы меня встретить после работы и поговорить о моем поведении.

* * *

Мужик набрал корзинку — «холостяцкий набор»: макароны, пельмени, замороженные котлеты, пара бутылок пива, что-то ещё по мелочи, в сумме на пятьсот рублей. В итоге выясняется, что деньги он профукал по пути из машины в магазин.

— Давай сюда! — дёргает корзину.

— Сначала нужно оплатить.

— Да на хрена? Дай, это моё!

— Оплатите, пожалуйста, покупки.

— Да ладно! Я потом тебе деньги занесу! Ну правда!

Договариваемся на том, что у мужика есть полчаса, чтобы добыть деньги и прийти рассчитаться. Проходит час с гаком, я разбираю корзинку. Ещё примерно через час мужик возвращается уже весьма помятым и явно в подпитии.

— Ну чё, где моё?

— Извините, мы договаривались на полчаса, а прошло уже больше двух. Я разобрала вашу корзинку.

— Ах ты ж су-у-ука! Ах ты ж б#$дина! Да я тебя! Да я тебе!

В общем, дальше разбирался с охраной.

* * *

— Дайте пачку «Петра I».

— Какого? Лёгкого, крепкого?

— С белым фильтром.

— Это какие? — удивляюсь я. У нас в магазине представлены отнюдь не все сорта сигарет, периодически спрашивают что-то из отсутствующего. Наивно полагая, что «„Пётр“ с белым фильтром» — это что-то вроде «„Кента“ с кнопкой», уточняю.

— Ты чё, тупая? Я тебе русским языком говорю: любую пачку с белым фильтром!

Показываю две пачки: лёгкий и крепкий сорт.

— Я сказал — с белым фильтром!

— Я не курю и не знаю, какого цвета фильтр у этих сигарет.

— Ты кто? Ты продавашка! Ты обязана знать! Зови старшую!

Зову. Старшая, к слову, курящая, но тоже как-то не в курсе. Мужик исходит пеной, достаёт мобильник, снимает происходящее — или делает вид. За ним, кстати, собралась уже очередь из пяти мужчин, все молчат.

— Дай мне «Петра» с белым фильтром. Дай мне. Я же не уйду.

Показываю снова две пачки. Мужик выбирает крепкие, я даю ему сдачу, перекрестясь левой пяткой, и обслуживаю покупателей дальше. Через пару минут пациент влетает в магазин, швыряет в меня пачку только что купленных сигарет:

— Ты, овца придурковатая, я тебе что сказал?

Тут вмешивается один из постоянных покупателей, который и выводит неадекватного дядечку на улицу — уже с концами.

* * *

Следующая история произошла на соседней кассе, но инфаркт чуть не случился у всех присутствовавших в магазине работников. Пришёл пьяный парень, открыл на кассе трёхлитровую кеглю пива, а платить отказался. На настойчивую просьбу всё же оплатить товар стал сначала размахивать какой-то корочкой, а потом вытащил нож и предложил встретить нас всех после работы. Тут кассир нажала кнопку вызова охраны и сделала вид, что её здесь нет. Парень ушёл. Охрана явилась минут через десять. Как оказалось, любитель халявного пивасика сидел на крыльце магазина, и его уже повязали за распитие. Когда выяснилось, что у него ещё и нож, которым он упел поугрожать, нас заверили, что домой можно идти спокойно. Как бы не так — на полпути домой я столкнулась с ним в тёмном проходном дворе и, если бы не знакомый, случайно забредший туда во время прогулки с собакой, не знаю, чем бы кончилась история.

* * *

Ещё был мужик, который прятал в куртку, которая велика ему на пару размеров, водку, приходил на кассу, пытался расплатиться по безналу, удивлялся, что на карточке нет денег, и тихонько уходил. Во время его очередного визита покупательница, видевшая, как он прятал бутылку, его сдала. Бросив кассу и попросив кого-то из работников зала приглядеть (охраны в магазине у нас нет), я ломанулась на улицу и догнала мужика. Приволокла его за шкирку обратно. К слову, никто из прохожих — мужиков в том числе — не предложил мне, двадцатитрёхлетней девушке, помочь в транспортировке вора в магазин.

* * *

— Слышь, разменяй! — на кассу прилетает далеко не первой свежести сотня, в которую то ли высморкались, то ли попу ей вытерли.

— Касса не производит размен денег.

— Да ты чё, я сказал — разменяй! Меняй давай! Ты вообще знаешь, кто я? Это мне, бл#$ь, банк не обязан менять, а ты давай! Продавашка!

Не обращая особого внимания на вопли, рассчитываюсь со следующим покупателем. Фыркает, уходит.

* * *

Приходит на вид несовершеннолетнее тело, просит две пачки сигарет. Спрашиваю паспорт.

— Ты чё, о%#ела? Я тебе чё, должен показывать?

— Окей, не показывайте, но сигареты не продам.

Фыркает, уходит. Через некоторое время возвращается с паспортом. Год рождения — 1993, на фото — маленький прыщавенький мальчик, которому и четырнадцати не дашь. Внешнего сходства фото и покупателя не наблюдается. Высказываю сомнения, замечаю в руках у парня ещё и права. Прошу показать права — там фотка явно посвежее.

— Ты чё, бл#$ь, больная? Я тебе тут чё, цирк, что ли, всё показывать? Соси!

Уходит.

* * *

Малолетки, жаждущие напиться-накуриться, задрали до зубовного скрежета. Да хоть все на говно изойдите, я ничего не продам вам, пока не покажете паспорт. Мне плевать, кто у вас дядя и что он со мной сделает. Опыт работы показал, что я вполне могу навалять мужику без последствий для себя, так что идите и покупайте, что вам надо, в другом магазине. Мы нисколько не потеряем в выручке, а иметь проблемы с законом никому не надо. К слову, двоих из моих коллег, продавших пиво парням без предъявления паспорта, оштрафовали на 15 тысяч — и это была простая внутренняя проверка с подставными покупателями. А если официальный рейд? Мне моя работа и репутация куда важнее, чем ваши бурления говн. И ещё: если на мою просьбу посмотреть документы (вежливую, кстати) вы начинаете истерить, будьте готовы к тому, что теперь все восемь кассиров будут спрашивать у вас паспорт. Каждый раз, когда вы просите сигареты. Даже если вы отоваривались на этой же кассе полчаса назад. Это наша маленькая месть.

* * *

Раньше мы спрашивали карту скидок в обязательном порядке у всех покупателей, за исключением покупки сигарет, алкоголя (на них нет скидки) и всякой мелкой ерунды типа жвачки. Получали в ответ истерики от тех, у кого карты нет, как раз в стиле: «Да на кой мне ваша карта, заткись и пробивай, у меня трубы горят». Теперь речевой модуль кассира поменялся: карту не спрашиваем. Каждый раз истерика: «А-а-а, у меня же карта была, всё, кровь-кишки-распи&@расило, мир перевернулся, я не сэкономила две копейки!» Какое из двух зол меньшее — непонятно.

В общем, мир вам, покупатели. Не задалбывайтесь и не задалбывайте.