Верьте в себя...

2015-06-08 | 03:00 , Категория текст


Сломал руку я свою тупо и бестолково. После плотно обеда, я залез на табурет что бы достать чашку для чая с антресолей. Достать чашку то, достал, но просто так слезть не мог. На меня смотрела младшая сестренка, и я решил немного покривляться стоя на стуле. Я сделал вид что танцую, а потом слегка подпрыгнул. Ножки стула, от моей массы, разошлись в разные стороны, и я, потеряв равновесие, полетел вниз. Я падал и с гораздо более высоких мест, например с забора, высота которого была два с половиной метра, но в этот раз у меня была в руке кружка. Сработали рефлексы. Мне рассказывали, что если кошку бросить с высоты, то она всегда упадет лапами вниз. А вот, если кошку посадить на кирпич, а потом бросить кирпич, то там как повезет. Кошка всеми когтями вцепится в кирпич и не будет его выпускать. Так вот это правда. Сам я такие ужасные опыты не проделывал, но убедился на собственной шкуре.

Хотя, может быть, я просто боялся получить от мамы нагоняя за разбитую посуду. Родители, от грохота упавшего тела, моего тела, поперхнулись, обернулись, и увидели меня лежащего на полу. Ничего страшного. Я пытаюсь встать, но не чувствую пола. Пытаюсь опереться на левую руку, а пола нет. Я посмотрел на родителей, и увидел кошмар в их глазах, и не мог понять почему. Одет я был в синюю спортивную футболку, с длинными рукавами. Такие футболки покупали родители своим детям на занятия по физкультуре. У каждого ребенка была такая футболка, которая продавалась в комплекте с синим трико с хлястиками под пятки, и кедами. Я посмотрел на свою руку, не понимая, почему я не чувствую пол, и увидел жуткое зрелище. Моя кисть неподвижно уперлась в пол открытой ладонью, а локтевой сустав ходил туда суда, то поднимаясь, то делая букву «Т» с предплечьем. Это было кошмарно. Я тогда почему то крикнул – «Мама, я умираю!»
Родители сразу же бросили трапезу и бросились ко мне. Отец предположил, что это просто вывих и нужно просто «дернуть» и «вставить» кости. На что мать выступила с возражением, и аккуратно, словно кусок мяса, положив мою руку на длинную доску, и обмотав простынею, мы поехали в больницу. Ехал я, и держал свою руку на вытянутой доске, словно вез гигантский хотдог на подносе.
В больнице сразу сказали что перелом. Причем, перелом не обычный. А очень сложный. Оперировать сразу не могли, так как я только поел, и, напичкав меня обезболивающими таблетками, уложили в палату. Я уснул. Боли резкой не было. Только ноющая. Когда проснулся, я слегка приподнял одеяло и простынь, которым была обмотана моя рука. О Боже. Рука раздулась раза в три. Посинела, местами фиолетовые потеки, и все это ужасно опухло и натянуло кожу сильно и туго.
Далее пришли врачи в масках, и, прочитав мою историю, просмотрев рентгеновский снимок, переложили мена на каталки и повезли в операционную.
Было жутковато. Стены операционной были отделаны еще советским кафелем. Страшный холод. И эхо от каждого поскрипывания операционного стола. Врач в маске, зарядил шприц, и перед тем как вколоть в меня спросил, как меня зовут. Я назвал. Потом спросил смогу ли я сосчитать до десяти? Я ответил, что конечно могу. Мне было тринадцать, и было тупо задавать такие вопросы. Тут доктор вдруг говорит со смеющимися глазами (рта я не видел, он был в маске), «А спорим, не умеешь! Ну-ка сосчитай», и тут же вколол в меня иголку и начал выдавливать в мою вену содержимое шприца. Я начал. Один. Два. Трииии. Иии… Четыыыыы.. Горло стало обволакивать что-то теплое, как будто я выпил нечто спиртосодержащее, и запах аниса! Этот запах аниса! Не укропа, а именно аниса. Как будто мне дали выпить водки с анисом. И все… Дальше мрак. Ощущения, как будто сотни врачей толкают меня по все больнице, подкидывают мою кровать, и бубнят. Они поют. Все в масках. Я не успеваю понять, что происходит. Толком ничего не слышу, только отдельные фразы. А меня толкают друг другу. Истерия и хаос. И голоса. Фразы. А потом я отключился полностью. Когда пришел в себя, и с трудом открыл глаза, то увидел над собой несколько перекладин. Их было несколько. Сколько точно я не мог сказать, они постоянно двигались. А вокруг меня суетилось человек семь, которые меня толкали, тянули, дергали, постоянно поправляли. Это были последствия наркоза. На самом деле оказалось, что перекладина надо головой была всего лишь одна, жестко закрепленная, а вытягивающие элементы ставили два врача. Рука моя была вся растянута во все стороны.
Оказывается. Я отломил кость в самом не удобном месте. Если согнуть руку, и другой рукой потрогать локоть, то можно почувствовать что в самом месте сгиба руки, кости утолщаются. Вот в этом самом месте, выше локтя на пять сантиметров и отломилась кость. А за два часа которые я лежал для того что бы подготовиться к операции, мышцы местами порванные сжались. Сжались так, что на место поставить кости и загипсовать, уже нельзя было. Нужно было медленно растягивать мышцы. Для этого и соорудили вокруг меня все струну, вытяжки, натяжки и гири которые висели и тянули руку в разные стороны. Совсем как Волк из «Ну Погоди». Жутко хотелось пить. Язык прилипал к небу и зубам. А пить было нельзя. Мама кое-как залила мне две столовой ложки теплого чая. Этого было мало.
Так я должен был пролежать две недели. Две недели не вставая!
Но меня повезли в операционную уже через два часа. Практиканты, которые делали операцию, просверлили кость не в том месте, и мне заново требовалась операция. После осмотра, главврача дал команду. Операционный зал. Шприц. Один. Два. Три. Четыыыы…. Кошмар. Перекладины над головой.
Я пролежал две недели. Не вставая. И без возможности повернуться на бок. Только на спине. Я лежал в позе, как если бы я стоял, и смотрел на часы. Рука вытянута вперед и согнута в локте.
Через две недели растяжки сняли, наложили лангет. Я сел. Ходить не смог. Разучился. Тупо сидел на кровати и смотрел на свои ноги, которые стояли в тапках на полу. Даже встать на них нельзя было. Я не мог подать мозгом сигнал, что бы встать на ноги. После нескольких попыток я встал. Помог мне врач, который матом послал меня в перевязочную.
Опираясь об, стенку я пошел. Медленно. Очень тяжело ходить. Каждый шаг думаешь, как заставить ногу подняться. А вот как космонавты, годами в невесомости летают и мышцы у них в норме потом. Вот это странно. Космонавт из меня не получится. Я за две недели разучился ходить.
Через месяц я уже полностью ходил. Лангет сняли. Но рука. Она не выпрямлялась и не сгибалась полностью. Она работала в диапазоне приблизительно 60-100 градусов. А во внутренней части руки были затвердения. Как будто камень под кожей. И ходил я с этой полусогнутой рукой, как примат. Врач сказал, что работать то будет, но не так как прежде. А мне тринадцать. Инвалидность в тринадцать. Все. Были слезы. Плачь в подушку. Жизнь сломана.
Помог отец. Сделал мне девайс. Я садился на диван. Клал аккуратно руку на подушку, а сверху он установил лампу, которая светила как раз на внутреннюю часть руки. Сидел часами и массажировал руку. Меедленно. Сантиметр за сантиметром рука в конце смогла полностью разгибаться и сгибаться. Но видно немного переусердствовал. Теперь у меня рука, которая поломанная, разгибается чуть больше нормы. На 190 градусов. Выглядит немного не нормально. Ну а потом спортзал. Ходил я в него каждый день, что бы посмотреть, как тренируются, и послушать последние сплетни с района. Это было нормально. Все со двора ходили в зал. Больше развлечений не было. Вот за такими сеансами, я брал в левую руку гантель и качал ее. Каждый день. По несколько часов.
То, что я не инвалид, я понял на втором курсе, став чемпионом по армрестлингу левой рукой среди однокурсников. Вот так! Не слушайте врачей. Не ставьте крест на себе.
Но главный урок моей истории таков. Никогда не занимайтесь деятельностью с высоким риском нанесения физического урона организму, сразу после приема пищи. Отдохните.