Закон суров, но это всего лишь закон

2015-06-08 | 06:06 , Категория текст


Расскажу немного о своих знакомых.

Андрей. Ему 26 лет, и он любит дунуть. Да, вы правильно поняли: забить косячок, раскуриться, кайфануть. Он не заядлый наркоман. Позволяет он такое себе раза три-четыре в год, но наркотики — это статья. Андрея это не пугает. Ему наплевать на закон.

А вот Серёжа. Серёжа открыл собственное кафе. Любое заведение общепита должно придерживаться норм, установленных СЭС, но Серёже всё равно. Повара без медкнижек, поставщики продуктов ненадёжные, официанты без оформления, дешёвый алкоголь сомнительного качества. Как Серёжа избежал инцидентов на работе — загадка для всех, но он стабильно «даёт на лапу» контролирующим органам. И проверяющему, и дающему наплевать на закон.

Лена учится в универе и подрабатывает продавщицей в мелком магазинчике во дворе. Основной доход таких магазинов — алкоголь. Но вот не повезло: запретили продавать алкоголь после 23:00. Надо это требование выполнять, но за сто-двести рублей сверху Лена продаст всё, что просят. Ей тоже наплевать на закон.

Ты, Димочка, будешь номер один в моем списке «наплевателей». Мало того, что ты купил боевой пистолет, причём не факт, что «чистый», так ты ещё и носишь его с собой, возишь в машине и рассказываешь всем друзьям. Тебе и в голову не приходит почитать УК РФ. А зря — ведь за хранение оружия тебе грозит не меньше пяти лет тюрьмы, а если из твоего пистолета в прошлом кого-то убили, то сядешь ещё на пять. Но Диме наплевать на закон.

И так везде. Водители пьяные, в ресторанах антисанитарные условия, наркотики можно купить, всего лишь сэкономив недельку на завтраках в школе, купить качественный товар сложно, а вернуть бракованный ещё сложнее. И всем наплевать на закон.

И раз уж тут активно сравнивают «Рашку» с западными странами, то на Западе люди сами выполняют законы и за другими следят, а чуть что — сразу в полицию. И не ругайте полицейских: они бы рады всех поймать, да только жаловаться (или стучать) у нас в стране не принято, а полицейских всего семь-восемь на тысячу человек в России. Они физически не могут за всеми следить.