Ветеран Вьетнама об АК и М16

2015-06-08 | 07:32 , Категория фото


Голливуд внушил нам, что в мире есть государство, чья армия представляет собой несокрушимую силу. Вооруженные силы этого государства с одинаковой легкостью справляется с любой проблемой, от устранения неугодных режимов, до "решительного вклада" в мировые войны и отражения атак инопланетных завоевателей. Предлагаю ознакомиться с мнением Роберта Скейлза — генерал-майора ВС США в отставке и бывшего начальника Армейского военного колледжа США, ветерана Вьетнамской войны.

В июне 1969 года я командовал батареей в горах Южного Вьетнама. Мы целый день вели стрельбу, поддерживая огнем пехоту, окопавшуюся на высоте «Гамбургер». Каждый человек, каждый предмет в нашей батарее покрылся слоем красновато-коричневой глины, которую поднимали вверх винты вертолетов «Чинук», доставлявших нам боеприпасы. К вечеру утомившиеся солдаты заснули рядом со своими М16. Я был слишком неопытен, а может, слишком ленив, чтобы приказать своим солдатам почистить оружие, хотя мы слышали тревожные слухи о том, какими могут быть последствия от стрельбы из грязной М16.

В три часа ночи противник нанес удар. Он был вооружен поразительно надежными и прочными автоматами АК-47. Вьетнамцы несколько часов взбирались на высоту, таща свои автоматы по грязи; но они безо всяких проблем открыли убийственный автоматический огонь. А у моих подчиненных все пошло не так. Меня по сей день преследует картина: трое моих солдат, лежащих на своих разобранных винтовках, которые заклинило, и которые они отчаянно пытались почистить.

То оружие, которое почти полвека назад убило моих солдат во Вьетнаме, пройдя несколько модификаций, продолжает убивать наших солдат в Афганистане.
За 35 лет службы в армии я понял, что от Геттисберга до высоты «Гамбургер» и улиц Багдада американская страсть вооружать войска паршивыми винтовками стоила нам умопомрачительного количества смертей, которых вполне можно было избежать. За предстоящие несколько десятилетий Министерство обороны потратит более триллиона долларов на самолеты-невидимки F-35, которые после десяти лет испытаний так ни разу и не были применены в зоне боевых действий. А плохие винтовки находятся в руках у наших солдат в каждой зоне боевых действий.

В бою пехотинец живет жизнью зверя. Примитивные законы клыков и когтей определяют, выживет он или погибнет. Человек гибнет быстро. Боевые действия в Афганистане и Ираке подтверждают урок, состоящий в том, что бой с применением стрелкового оружия не может быть честным и благородным. Пехота попадает в зону огневого поражения измотанная, уставшая, растерянная, голодная и напуганная. Оружие и снаряжение у нее грязное, старое, потрепанное, зачастую неисправное. Пехотинцы гибнут в дозорах и поисках, от засад противника, от снайперского огня, от мин и самодельных взрывных устройств. У солдата есть лишь доля секунды, чтобы взять оружие наизготовку, прицелиться и нажать на спусковой крючок, опередив противника. Выживет он или нет – это зависит от его способности применить больше убойной силы на большее расстояние и с большей точностью, чем противник.

Любой недостаток, любое утраченное преимущество, пусть даже незначительное, означает смерть. Заклинило патрон, противник оказался быстрее и неуловимее, уйдя от прицельного огня или очутившись вне огневой досягаемости, и сам может вести мощный ответный огонь – все это сводит на нет огромные преимущества дорогостоящих американских систем вооружений воздушного и морского базирования, которые могут оказывать огневую поддержку сухопутным войскам. Солдату во время курса молодого бойца говорят, что винтовка это его лучший друг и билет домой. А если жизнь такого огромного количества людей зависит от создания дешевого предмета из металла и пластмассы стоимостью 1000 долларов и весом менее трех килограммов, то почему самая богатая в мире страна не может дать своим солдатам качественное оружие?

В конструкции М16, а теперь и М4, есть один изъян, который невозможно устранить никакой милитаризацией и переделками. В винтовке Стоунера патрон подается из магазина в патронник с использованием энергии пороховых газов, отводимых из канала ствола при прохождении по нему пули. Пороховые газы, отведенные из канала ствола по тонкой алюминиевой газоотводной трубке, производят сильный толчок, отбрасывающий затвор назад. Таким образом, затворный механизм свободно перемещается в корпусе винтовки. Пыль, грязь, остатки пороха – все это может вызвать заклинивание затвора, а следовательно, и всей винтовки в целом.

В отличие от М16, у советского АК-47 есть прочный шток газового поршня, соединенный с затвором. Давление отводимых из ствола пороховых газов давит на шток и на затвор как на единое целое, а прочное запирание ствола затвором гарантирует, что ни грязь, ни пыль не помешают автомату функционировать. Опасаясь смертельных последствий отказа механизма подачи патрона в бою, некоторые элитные подразделения спецназа, такие как «Дельта» и 6-й отряд «морских котиков», пользуются более надежным механизмом со штоком. Однако армейские и морские пехотинцы до сих пор ведут огонь из оружия, которое заклинивает гораздо чаще, чем АК-47. Отказ механизма подачи влияет на все аспекты современного боя. Российский пехотинец может безостановочно выпустить около 140 пуль в минуту. Скорострельность у М4 примерно в два раза ниже.

Михаил Тимофеевич Калашников


АК на флаге Мозамбика

От себя добавлю, что АК является воистину культовым оружием. Он присутствует на флагах и гербах многих стран, зарекомендовал себя во всем мире как надежное и эффективное оружие.
Несмотря на то, что АК служит интересам России долгие годы, прощаться с ним рано. На последнюю разработку концерна - АК 12 пал выбор Минобороны в качестве оружия экипировки солдата будущего - "Ратник".