Ангелочки, вид сзади

2015-06-08 | 12:32 , Категория текст


Ваш ребёнок учится в начальной школе. Точно не скажу, в каком классе, но до шестого точно, потому что после мозги хоть немного встают на место, появляется понимание реальности. Так вот, вы с утра собираете ваше дитятко, возможно, даёте несколько напутствий, провожаете ребёнка из квартиры (или доводите до дверей школы) и облегчённо вздыхаете: можно немного отдохнуть от ребёнка и от ответственности. В это же время я вздыхаю скорее обречённо, потому что ваше дитё меня конкретно задолбало.

Я старшеклассница той же школы, в которой учится ваш «ангелочек». И если с вами ребёнок представляет собой ласковое солнышко, то в школе мутирует в изрыгающее мат и задирающее всех и вся чудовище.

Ого, что это льётся сладкой песней? А я вам скажу: это ваш семилетний сыночек своим тоненьким голоском матерится на весь коридор так, как не позволил бы себе сапожник с 30-летним стажем. Одновременно с матами он умудряется бить свою одноклассницу, и это далеко не безобидное дёрганье косички. На замечания учителя в лучшем случае прекратит на минуту, но после продолжит с новыми силами, в худшем… Тут можно перечислять до бесконечности.

А вот и милый пятиклассник. Он уже действует осознанно, с явным желанием вывести человека из себя, при этом пытаясь произвести впечатление на окружающих. Он хочет показать, какой он крутой, поэтому кричит вслед девочкам (которые, к слову, гораздо старше его), представительницами какой древнейшей профессии они являются. А вот этот же герой трусливо убегает от оскорблённых девочек, прячась в мужском туалете.

Второклассник, я оценила твоё чувство юмора, когда шла по коридору, ты двигался мне навстречу — и вдруг с резким криком сделал выпад в мою сторону, пытаясь напугать. Где ты был уже через десять секунд? Правильно, в мужском туалете. Молодец, успел добежать.

Хочу представить следующего героя, ученика четвёртого класса. Он крикнул в окно своей учительнице математики, кем её считает. Бедняга не рассчитал, что учительница узнает его по голосу. Думаю, на ближайшем уроке математики ему будет не так весело, как сейчас.

Выхожу из школы, в спину мне прилетает небольшой кусок льда. Слышу весёлый, радующий слух детский смех. Оборачиваюсь — правда, не старше десяти лет ребята. Уже готовят глыбу льда куда больших размеров. Подробное описание того, что я сделаю с ними после того, как они кинут её, немного сбавило их пыл.

Компания пятиклассников пытается прогнать нас со скамейки в школе. Хорошая попытка! Когда мы отказались вам уступить, вы попытались решить проблему с применением физической силы. Ответной реакцией был смех. Вы обиделись, обматерили нас и ушли. Правда, мы вскоре встретились опять, и вы были не так рады встрече. Наверное, вы просто не ожидали увидеть по дороге из школы четырёх девочек, ждущих именно вас. Нет, мы не будем вас расчленять. Мы просто хотим объяснить, что не следует оскорблять и бить девочек, девушек, женщин. Снова встречаем сопротивление, кулаки, вопли. И вот мальцы уже лежат по сугробам, испуганно смотря на нас и прося прощения. Правда, стоило нам отойти от них на пару метров, и в спину нам опять прилетел мат и угрозы. Они снова доминирующие герои!

Не узнаёте в этом своих детей? Правильно, потому что такими вы их не знаете. На вас они смотрят наивными глазами, не рискуя произнести «блин».

Детские шалости? Это естественно, потому что это ребёнок? С каким пор нормальным стал ребёнок, не уважающий никого и ничто, умеющий общаться только с помощью кулаков и оскорблений? Я в 17 лет боюсь семилетнего мальчика — это тоже нормально? Компания второклассников в школе теперь представляет не меньшую опасность, чем группа маргинальных личностей на улице.

Каждый день в школе меня встречают потасовки малолетних мальчиков, непрекращающийся мат и хамство. Я не буду терпеть вашего ребёнка — я просто ударю его, подниму за шкирку, заставлю немного полежать на полу. Мне плевать, что он младше меня, слабее физически и морально. Если сейчас я не могу словом заставить семилетнего ребёнка замолчать, то я сделаю это силой. А уже дома он будет жаловаться вам на жестокую старшеклассницу, обидевшую невинного ангела.