Дедушка Мороз, принеси нам спектрофотометр

2015-06-08 | 15:10 , Категория текст


Работаю в университете. Не так давно высокое начальство решило, как Киса Воробьянинов, поразить широтой размаха и закупить новое оборудование. Спустили на места указание: «Составьте списки оборудования, которое хотите видеть у себя в лабораториях. На цены не смотрите — у нас передовой университет, выбирайте самое современное!»

Ну и славно. Тем более что научное оборудование — товар специфический, и цены на него пишут далеко не везде и не всегда. Надо направлять поставщику запрос, а он уже вышлет коммерческое предложение. Залезли всей кафедрой в интернет, стали искать, чего же мы хотим. Накопали около ста наименований, на многие даже цены сподобились узнать. Обсудили, что конкретно из этого нам нужно. Сумма вышла внушительная, но для университета отнюдь не фатальная. Составили список оборудования — с обоснованием, примерными ценами и даже примерным планом лаборатории. Пошли на ковёр к начальству. Начальство посмотрело список и завело интересный разговор:

— Скажите, а зачем вам вот этот прибор? И вот этот? Ведь они уже есть в такой-то лаборатории!

Родные мои! В той лаборатории свои сотрудники в очередь на эти приборы стоят. Они, конечно, будут нам сказочно рады. Не говоря уже о том, что посылать сотрудников одной лаборатории в другую на рутинный анализ (когда по-хорошему надо десятки проб за раз прогонять, и этот раз не единичный) — это убого. По крайней мере, на передовой университет точно не тянет.

— Скажите, а ваша лаборатория сможет окупить это оборудование за год или хотя бы за два? Это обязательное условие закупок.

Разумеется, нет! В науке вообще почти никогда не окупается за такие сроки. За пять лет — может быть, но не факт, даже для прикладной науки. Фундаментальная наука вообще может окупаться только через десятки лет, но любое нормальное государство будет вкладывать в неё деньги. Потому что в итоге отставание в науке может не только привести к потере денег, но порой и поставить под вопрос выживание самого государства.

— Вы же понимаете, что сумма слишком большая, вам её никто не сможет выделить…

Да уж понимаем, не идиоты. Особенно после того, как вы, драгоценные наши, случайно озвучили, какие суммы расходуются на некоторые смешные статьи, без которых университет преспокойно мог обойтись. На эти суммы можно было небольшой завод построить, как минимум — цех, не то что лабораторию. Вы же их спустили псу под хвост, на фитюльки, которым красная цена — 10% от затраченных сумм. Мы понимаем, зачем вы это сделали и куда ушли остальные 90%. Не понимаем только одного: зачем вы потратили наше время на бесплодные поиски, на миражи, которых в обозримом будущем нам, похоже, не видать?

Ненавижу. Ненавижу политиков, которые в преддверии выборов поют елейными голосами, как сильно они любят Россию. Ненавижу чиновников, которые хотят перевести систему образования на самоокупаемость, то есть попросту добить её. Ненавижу высоких начальников, которые заняты только двумя вещами — саморекламой и попилом бабла. Ненавижу более низких начальников, которые смотрят на посетителя как на классового врага, как будто я пришёл деньги себе в карман клянчить. Нет у меня ненависти только к студентам, которые смеются над образцами оборудования, заставшими живого Сталина. Это не вина их, а беда. И если кто-то из них в очередной раз скажет: «Пора валить из сраной Рашки» — я не стану его осуждать.