А роза упала на лапу Азиза

2015-06-08 | 15:42 , Категория текст


Восьмое марта позади, теперь вам придётся послушать задолбавшегося флориста.

Дорогие мои клиенты! Вас набежал целый магазин, толкучка — как в час пик в метро. Но это не значит, что я не вижу, как вы пытаетесь утащить композицию или букет. Положите на место.

Не нужно, пожалуйста, трогать розу за лепестки. Особенно белую. И нет, она не искусственная. Руки уберите.

Я не продам вам пробирки, в которые мы ставим орхидеи. Я представить не могу, зачем они вам, но мы в любом случае не продаём флористические материалы. Если нужно, я напишу вам адрес, где их можно купить.

Не надо делать круглые глаза, когда я говорю, что 70 рублей — цена за один тюльпан, а не за пятнадцать. Что? У бабушек у метро так? Так там и тюльпаны другие. И замёрзшие они.

Я заверну это горшечное растение в бумагу. Почему? Да потому, что на улице мороз. Вам только до метро? За это время оно успеет замёрзнуть, а потом вы припрётесь и будете клевать мой мозг по поводу того, что растение у вас сдохло. Так что я запакую.

Не нужно пытаться ухватить меня за задницу, немолодой пьяный мужчина. Мне это не нравится. Что? Удивились, услышав басистый мужской голос? Простите, то, что на мне зелёный фартук и я маленький ростом, ещё не значит, что я девушка. Я и не похож. У меня даже волосы короткие.

Я соберу вам букет из всего, чего угодно, но цветы вам в руки не дам, пока не заплатите. Почему? Не спрашивайте.

Хватит говорить, что у нас всё дороже, чем в том магазине напротив! Если там дешевле, идите туда. Ах, там розы гнилые? Вот поэтому и стоят дёшево. А вы что думали?

Стоять! В подсобное помещение нельзя. Ваши три тюльпана уже упаковывает другой флорист. Вам правда туда не надо. Там огромный рулон бумаги, там лужа грязной воды на полу, там торт недоеденный среди цветов, которым не суждено быть проданными: либо стебель начал гнить, либо прям с головы. А ещё там спит моя девушка. Она тоже тут работает. Устала. Мы не спали всю ночь, у нас было жаркое времечко с рыжими розами «Вау». И тем букетом.

Хватит отпускать комментарии по поводу моей ориентации. Я не гей, я флорист. Разные вещи, ау!

Я молчу про то, как вы называете цветы. «Гипсофил», «гербер». Гипсофил — это кто? Он любит гипс? Нет, вы не обязаны знать, как она называется, именно поэтому я просто улыбнусь и поставлю гипсофилу в букет. И герберу тоже.

Не нужно поздравлять меня с Восьмым марта! Я не девка! Ах, вам кажется, что флористика — лёгкое девичье хобби? А вы посмотрите на наши руки. Воспалённые и в порезах. Хобби? Не думаю.

Но больше всего меня задолбал ты, узбек, зашедший после закрытия, когда кто-то из моих коллег уже спал, кто-то ел, кто-то резал упаковку, а я мыл пол. Ты не можешь нормально говорить по-русски, да и не знаешь, чего хочешь. Тебе так нужно было облить меня своим ругательно-словесным поносом только потому, что ты уронил свою банку пива на букет, а я заставил за него заплатить? Ну что же.

Задолбали!