Свобода от спиногрызов

2015-06-08 | 19:54 , Категория текст


Я чайлдфри. Не, не такой чайлдфри, который тупо следует моде и называется так, потому что слово понтовое. Я самый настоящий, всамделишный чайлдфри — человек, который просто не хочет детей и никогда не хотел. Может быть, когда-нибудь я их и захочу, но, дожив до тридцати, я такого желания не испытал.

Нет, чайлдфри детей не ненавидят. Ненавидят чайлдхейтеры. А знаете почему? Потому что вы, «нормальные», задолбали их со своими усями-пусями и воплями: «Как можно не любить детей? Дети — это счастье!» Это я могу спокойно отвечать вам, что у вас своё счастье, а у меня — своё, а чайлдхейтер может вас прямым текстом на страницу Лёни Каганова послать. Это не ваше дело, любители знать, как всем жить. Это вы их задолбали до такой степени, что чайлдхейтеры стали такими, какие они есть, и возненавидели детей. Они ненавидят на самом деле не детей, а вас, любителей указывать всем, как жить; хреновых воспитателей, которые превратили детей в маленьких монстров, не знающих, что такое хорошо и что такое плохо, не различающих своё и чужое.

— Ты что, не понимаешь, что дети — это счастье?

Нет, не понимаю. Для меня счастье — это захотеть и съездить в любое время в новое место, увидеть что-то интересное, повосторгаться всякими прикольными штуками на выставках и в музеях, делать то, что хочется, тогда, когда хочется.

— А как же стакан воды?

Я помирать не собираюсь в ближайшее время. Я слежу за своим здоровьем, делаю зарядку каждый день, не курю и не злоупотребляю алкоголем, адекватно оцениваю свои шансы дожить до преклонного возраста и не собираюсь становиться на пенсии немощным ворчуном. А если мне будет нужен стакан воды — у меня есть любимая жена, и медсестру нанять тоже не проблема.

— Как же продолжение рода?

Я не считаю свой род чем-то настолько супер-пупер-значительным, что меня должно парить его продолжение. В конце концов, этот пресловутый «род» — не более чем определённый набор генов, и у меня этот набор не настолько идеальный, чтобы передавать его по наследству.

— На самом деле ты хочешь детей, просто ещё не осознал.

Нет. Я осознал, что я их не хочу. И поэтому я осознал готовность сделать вазэктомию и не жалеть потом об этом. Ваши гормональные проблемы относятся сугубо к вам.

Если мне уж так захочется детей — возьму приёмного ребёнка сознательного возраста. И ему счастье, и мне не нужно будет возиться с пелёнками и какашками, гробить свой сон и жертвовать всё личное время. От этого вы, любители пелёнок и какашек, просто исходите желчью зависти. В том числе и к тому, что я могу поехать куда угодно в любое время, сплю столько, сколько считаю нужным (работа без ежеутренних хождений в офис позволяет), мне не нужно выкраивать каждую копеечку бюджета на детское питание и следить за своим языком, когда я разговариваю по скайпу. Завидуйте молча, умоляю.

У меня есть адекватные друзья с детьми, которые не навязывают мне общение с ними и не требуют, чтобы я постоянно восторгался их чадом. Я отношусь к их детям спокойно, не сюсюкая и не спрашивая про какашечки. Почему они могут быть нормальными родителями, а вы, задолбавшие, нет? Почему мне нужно в обязательном порядке умиляться вашим детишечкам и поддерживать разговоры на «детные» темы? Почему я не могу поговорить о впечатлившем меня музее ретро-автомобилей? Неинтересно, говорите? Тогда я поговорю об этом с кем-то другим, но я не буду говорить с вами о вашем ребёнке.

Просто оставьте нас в покое. Мы ведь не указываем вам, как надо жить.