Немного не такие

2015-06-09 | 13:11 , Категория текст


Есть люди, родившиеся без рук, без ушей, без влагалища (при наличии X-хромосомы и остального женского комплекта) или ещё какого-нибудь органа. Это врождённая девиация. Они в этом не виноваты. С поправкой на свой недуг они вполне могут быть полноценными членами общества: читать книги, получать образование, применять его, работать в очень широком диапазоне профессий и ремёсел. Это никак не отражается на их умственных способностях: они могут быть гениями, могут — дурачками, могут — середнячками. Просто у них чего-то не хватает. Это даже не болезнь. И врождённое отсутствие чего-то, разумеется, не лечится. Однако это не причина исключать такое состояние из девиаций и объявлять «вариантом нормы». Само собой, я не хочу, чтобы у меня родился такой ребёнок. Но если родится — придётся много работать и над ним, и над собой.

Есть люди с ДЦП. Это в абсолютном большинстве случаев тоже врождённый или рано приобретённый недуг. Опять же, с известными поправками они тоже могут быть полноценными членами общества. Просто у них чего-то не хватает, причём тоже раз на раз не приходится: у кого-то поражены ноги, кто-то почти не владеет руками, большинство не может нормально говорить, но прекрасно в состоянии думать. Это болезнь, но тоже зачастую не лечится. И хотя детей с ДЦП рождается всё больше, здесь тоже нет причин исключать такое состояние из девиаций и объявлять «вариантом нормы». И такую долю я своим детям тоже не пожелаю. Но в случае чего тоже придётся принять и вести себя так, чтобы потом самому себя не упрекать.

Есть люди с «заячьей губой» и кривым позвоночником. Есть косоглазые, с пороками сердца и другими тяжёлыми поражениями внутренних органов. Они все достойны сочувствия, возможно — помощи, но самое главное — они полноценные люди с живым, здоровым мозгом, как у всех у нас. Какие-то из их проблем можно решить, вылечить, какие-то — нет. Но никому в голову не приходит это нормировать.

Есть гомосексуалы. Ага, вы наконец-то поняли, к чему это я? Да, они такие от рождения. Да, они ни в чём не виноваты. Да, их изъян заметен меньше, чем всё перечисленное. Да, они могут быть, читать, получать, применять, работать в диапазоне и ещё раз быть. Да, они не становятся автоматически насильниками, педофилами, дебилами и прочими нехорошими словами. Да, при желании они могут выучиться хоть на чёрта лысого и дать жару на том или ином поприще любому натуралу. А могут и не дать. В общем, как и все люди. И в пику учебникам сексологии это ни разу не повод исключать и объявлять. И если у меня появится такой отпрыск, я надеюсь, что в детстве поставлю себя с ним так, что когда он сам осознает свою ненормальность, он мне скажет об этом прямо и в глаза, не боясь последствий.

Все перечисленные категории могут существовать в обществе. По умолчанию они не представляют опасности, а откровенно деклассированных элементов среди них не больше, чем среди нормальных. При желании они могут работать, заниматься искусством, науками, могут иметь здоровых детей (ну, или тоже больных, если молния ударит дважды в одно место). Будучи гениальными педагогами, могут их идеально воспитать, а могут запороть воспитание уже на первых годах жизни.

Я всегда буду отстаивать их права. Буду доказывать, что больной ДЦП и идиот — не связанные друг с другом диагнозы, и что бедолага прекрасно понимает, что только мычит и кривляется, а сказать ничего не может. Пообщайтесь с ним письменно — удивитесь! Буду доказывать, что безрукий может быть писателем или программистом, человек без ушей — композитором, а косому хотя и незачем ходить на 3D-сеансы, в определённых ситуациях он куда проворнее двуглазого: отсутствие такого мощного эволюционного механизма, как бинокулярное зрение, развивает спящие в норме резервы и позволяет намного точнее оценивать расстояние и брать поправку на движение. И так далее, и так далее, и так далее. Я буду дружить с геями и инвалидами, буду защищать их интересы, буду сатанеть от попыток недалёких обывателей пришить к заболеванию что-либо, не имеющее отношения, и так далее. Среди всех них есть люди прекрасные, умные, добрые, заботливые, а есть гадкие, озлобленные, подлые. Это так сразу никогда не скажешь.

Вы не докажете мне только одну мелочь. Вы никогда не заставите меня перестать считать гомосексуализм девиацией.