Розничный терроризм

2015-06-09 | 14:16 , Категория текст


Я не продавец-консультант, не старший менеджер, не администратор торгового зала. Я не работаю с клиентами непосредственно, но они меня достали. Я сотрудник отдела маркетинга.

Не так давно уволился из региональной сети магазинов одежды. Моя работа на этом месте была связана с планированием акций. Да, я тот самый человек, который год с небольшим разрабатывал все эти распродажи, спецпредложения и ликвидации коллекций. Офисное помещение у нас совмещено с центральным магазином, и редко какой день проходил без врывающегося в мой кабинет администратора зала с криком:

— Я больше не могу, ну объясни ты ей (ему)!

Уже страшно. Если она не смогла, значит, ещё не смогли консультанты, кассир и бог знает кто ещё. А я, значит, могу. Хорошо, идём. И зачастую нарываемся на хитрозадого «скидочника», который уверен, что он лучше знает правила предоставления скидок, чем разработавший эти правила профессионал.

* * *

— У меня карта, дайте мне скидку! — брызжет слюной полная женщина, тыча мне в нос промо-карту, выданную лет пять назад при открытии магазина.

По таким картам мы даём скидку 5% на весь ассортимент, кроме акционных товаров и одежды, выставленной на распродажу. Предлагаю обменять карту на карту нового образца, номерную с магнитной полосой, по которой действительно положена скидка и на уценённый товар.

— Мне. Положена. Скидка! Отобрать! Её! Я! Не дам! — как будто не слыша меня, продолжает тётка, бросая каждое слово мне в лицо. Объяснять что-либо бесполезно.

* * *

— Мне неправильно рассчитали бонусы, — молодая девушка неброской наружности протягивает чек, ногтем отмечая спорную на её взгляд строчку.

Смотрю чек. Цена без скидки — 2048 рублей, со скидкой — 1536 рублей. Начислено бонусов — 1536. Всё правильно: сколько потратил, столько и получил. Но девушка хочет 2048.

— Я ведь набрала на 2048, а то, что я потратила меньше, это не считается, я это просто сэкономила.

Объясняю ещё раз: 1 рубль в кассе = 1 бонус. Показываю дежурный вкладыш к карте на скидку. Не унимается:

— Вы не учитываете пожелания клиентов. Так вы их потеряете.

Испугала. Судя по базе, сумма покупок за год — меньше 10000 рублей. Девушка, милая, бизнес-план по постоянным клиентам опирается на гораздо более существенную сумму: как минимум обновление гардероба на все четыре сезона. Ваша карта — это так, на проверку, подходите вы нам или нет. А то, что вы расскажете подругам, меня не волнует: некоторые коллекции и фасоны больше в городе не найти.

* * *

— Нехорошо получается: акцию объявили, а условия не соблюдаете! — сладко улыбается мне густо накрашенная женщина чуть за тридцать.

Объявили, да. И условия соблюдаем. Три вещи весенней коллекции по цене двух самых дорогих из них. Ключевое слово — «весенней», а судя по ценникам, у вас две вещи из летней. Да, судя по ценникам, а не по вашим показаниям, с какой вешалки вы сняли вещи.

— Я не буду это брать, в другом магазине дешевле!

Не берите. В убыток себе мы работать не будем.

* * *

— У меня на кассе не принимают купоны на скидку, — резко заявляет совсем юная особа.

Не совсем так, девушка: у вас не приняли все купоны, кроме одного. Условия акции напечатаны в той самой газете, из которой вы настригли этих купонов: 1 купон + 1 карта клиента = дополнительная скидка. Понятная арифметика?

— В газете об этом не слова.

У вас газета с собой? Нет? У нас есть экземпляры. Нашим вы не верите? Извините.

* * *

— Я что-то не понял: скидку не дают, ещё и документы требуют! — коренастый мужик лет пятидесяти придерживает меня за рукав.

А я вам поясню. Правила обслуживания VIP-карт, знаете ли. Либо удостоверение личности, либо расчёт пластиковой картой с той же фамилией клиента. Не надо меня пугать. Я знаю, что это не ваша карта. Эта карта была потеряна клиентом полтора года назад, уже давно оформлен дубликат.

— Ты что, не понял, кто я есть?

Если честно, то не понял. Но есть соблазн позвонить настоящему держателю этой карты. Мне рассказывали, что он потерял карту вместе с бумажником.

* * *

— Мне аннулировали мою супер-пупер-карту! Я потратила у вас столько денег! — от истерики маленькой женщины пахнет скверным театром.

Вы знаете, что для поддержания статуса карты «супер-пупер» нужно за год использования карты купить товаров на 10000 рублей? Ага, у вас куплено, а в компьютере что? 7450. Ага, у вас чеки, а компьютер глючит? Давайте чеки. Больше 15000 рублей по чекам, вот только два из них не ваши. Вот так — не ваши. На наших чеках пробивается номер карты клиента для начисления бонусов, и на двух чеках они другие. Кассовая машина тоже глючит? Ну-ну.

* * *

— У меня два свидетеля, вот копия больничного, — мне под нос суют бланк. — Я проболела всю прошлую неделю и не успела к вам на распродажу. Это уважительная причина, вы по закону должны пойти мне навстречу.

Полный аллес! Я бы заржал, если бы не был слишком раздражён из-за того, что меня оторвали от работы. Могу позвать юриста. Не надо? А кого надо? Директора? Одну минуту.

* * *

— Во-первых, увольте консультанта. Вон ту, азиатку, — наманикюренный пальчик гламурной девицы показывает на испуганную сотрудницу. — Во-вторых, увольте администратора. Наконец, оформите мне VIP-карту.

Не оформлю. Не положено. Бренды надо покупать, бренды, а не скупать тоннами Китай и Турцию на три семьи и пятерых знакомых. Где об этом написано? Да хоть в правилах использования карт. Я тоже уволен? Спасибо, до свидания.

* * *

— Вы умышленно завысили цену перед распродажей. Вот у меня снимки: до распродажи платье стоило 2000, а после — 6000 и 50% скидка. Я требую, чтобы скидка рассчитывалась с цены 2000, — клиентка одной рукой суёт мне под нос мобильник, в другой зажата вешалка с вечерним платьем.

Да не вопрос. Девушки, принесите клиентке платье за 2000. Нет-нет, дорогая клиентка, у вас в руках платье за 6000, у них артикулы разные, на ваших фото это можно разобрать. Это две разные модели, даже если и выглядят одинаково. Производители разные: бренд и ширпотреб. Ткани тоже отличаются. Нравится? Мягкая и приятная? Вот это за 6000, а за 2000 вам будет вискоза с лайкрой.

* * *

Это не клиенты. Это террористы. Принцип действия тот же: абсолютно неадекватные требования, постоянное давление, угрозы, срыв нормальной работы. И как с любыми террористами, нормально разговаривать с ними невозможно. Персонал магазина им нужен не для того, чтобы объяснить, а для того, чтобы выдать требуемое вне зависимости от адекватности запросов. И единственный способ борьбы с такими террористами — не удовлетворять требований, тем более что закон — на нашей стороне. Все формулировки акций проверяет юрист, весь персонал подробнейше инструктируется насчёт скидок. Неправомерно предоставленная скидка жёстко карается: ущерб магазину возмещает сотрудник, оформивший скидку.

За год моей работы во время таких вызовов скидку не получил никто. Девушка из последней истории подала в суд и проиграла. Но поток людей, выучивших слова «публичная оферта», «договор оказания услуг» и «закон о защите прав потребителей», не иссякает.

Задолбали, господа. Хотите скидку — соблюдайте правила, а не пытайтесь их обойти. А ещё лучше — просто совершайте покупки, и когда-нибудь (это наступит достаточно быстро) вы будете получать маленькие приятные подарки от магазина в дополнение к купленным хорошим вещам.