Кто был главным врагом Гитлера

2015-06-09 | 14:30 , Категория фото


В начале тридцатых годов из Владимира в Москву приехал семнадцатилетний юноша Юрий Левитан. Молодой человек твердо решил стать известным киноактером. Увы, провинциальный говор Левитана рассмешил членов приемной комиссии, и стать актером ему не удалось. Юрий случайно увидел объявление о наборе на курсы дикторов и отправился в Радиокомитет. Здесь ему повезло больше: несмотря на окающий говор, Левитан имел очень сильный голос и его приняли в группу стажеров. Однажды ночью Юрий Левитан читал на радио статью из газеты «Правда», и молодого диктора услышал Сталин, который работал по ночам и не выключал в кабинете приемник. Сталин немедленно позвонил председателю Радиокомитета и сказал, что текст его речи на XVII съезде партии должен читать именно этот молодой диктор. Так 19-летний парень стал диктором Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны именно Левитан читал сводки Информбюро. Его голос был известен каждому жителю Советского Союза. Люди замирали у репродукторов, слушая о последних событиях на фронте. Недаром, Рокоссовский сказал однажды, что голос Левитана стоит целой дивизии. Но знали Юрия Левитана не только в нашей стране. Сам Гитлер заявил, что Левитан является его личным врагом №1. Вторым в списке главных врагов был назван Сталин. Гитлер обещал повесить диктора, как только немецкие войска войдут в Москву. Фашистскими спецслужбами был разработан план по уничтожению Левитана, а за его голову была обещана награда. В разных источниках называется сумма от 100 до 250 тысяч немецких марок. Правда, с осени 1941 года Левитан работал уже не в Москве, а в Свердловске, а в 1943 году был переведен в Куйбышев. Вести репортажи из столицы в то время было невозможно – были демонтированы радиовышки, поскольку они являлись ориентирами для гитлеровской авиации. В самом начале войны, когда Левитан был еще в Москве, немецкая авиабомба упала во дворе Радиокомитета, но не взорвалась. Гитлеровское радио поспешило сообщить о гибели диктора Левитана. Но уже через 15 минут в эфире раздался голос Юрия Борисовича. Из-за «режима секретности» конверты с многими текстами, которые доставлял офицер-фельдъегерь, можно было распечатать лишь перед самым выходом в эфир. Так что Левитану приходилось читать с листа. Поэтому он применял маленькую хитрость: первую фразу произносил, нарочито растягивая слова, а в это время успевал пробежать глазами следующий фрагмент текста, чтобы понять, о радостных или трагических событиях пойдет дальше речь, и придать голосу соответствующую интонацию. В августе 1943 года он читал по радио первый за все время войны приказ о проведении салюта — в честь освобождения Орла и Белгорода. И сделал ошибку, произнеся «Столица нашей родины будет салютовАть...», между тем как по правилам русской речи следовало поставить ударение иначе: «салЮтовать». Однако никакого скандала не последовало: «наверху» просто решили отныне использовать это слово «в редакции» Левитана. Сам Левитан вспоминал, что не раз видел листовки, с обещанным вознаграждением за его уничтожение. Говорили даже, что Геббельс разрабатывал план похищения диктора. Фашистские пропагандисты мечтали, чтобы именно Левитан прочитал в Берлине сообщение о падении Москвы. Интересно, что Левитана всерьез охраняли. Даже фотографии его нигде не публиковались: внешность «главного диктора страны» являлась тайной. Всего за время войны диктор прочитал около двух тысяч сводок и 120 экстренных сообщений. Однажды у Сталина спросили: «Когда наступит победа?». Вождь ответил: «Когда объявит Левитан». Сталин оказался прав, приказ 369 с сообщением о победе в войне читал именно Юрий Борисович Левитан.