Безвозвратная кикиморизация

2015-06-09 | 23:50 , Категория текст


Задолбали беременюшечки и овуляшечки. Заранее прошу прощения у всех Матерей — этот пассаж не о вас.

Имел несчастье оплодотворить одну такую. Жили вместе почти четыре года, весёлая и лёгкая на подъём девчонка была, уже подумывал связать себя узами брака.

— Таблетки подвели…

Ну да, дорогая, будем считать, что я не видел открытых на твоём нетбуке тем с женских форумов вроде «как незаметно залететь и навечно женить на себе мужика». ОК, сделали внутриутробный тест на отцовство — мой, надо что-то решать. И тут понеслось.

— Аборт — это убийство. После двенадцатой недели — бесплодие и криминал.

Ага, ну поехали смотаемся на выходные в твою любимую Англию, где аборт по желанию и анонимно делают до двадцатой недели. Видимо, тупые, не знают того, что известно каждой овуляшке.

— Ты должен ходить со мной на УЗИ и сидеть в очереди в женскую консультацию.

Ага, может, ещё к стоматологу и проктологу заодно? Я, знаешь ли, работаю, в том числе и чтобы прокормить этого ребёнка. Мне, в отличие от тебя, больничные и отгулы по беременности не дают.

— Я выйду работать обратно после рождения ребёнка.

Позже оказалось, что «после» — это после шести месяцев. Дорогая, твой офис находится в пятнадцати минутах от дома, вернуться покормить грудью ты можешь и в обеденный перерыв. У нас, слава Богу, не Америка, чтобы за оставленного на несколько часов мирно спящего ребёнка тебя отправили в тюрьму. Моя мать вышла на завод через несколько дней после моего рождения. Как видишь, никто не умер.

— Беременная женщина должна набирать вес, это здорово и естественно.

Ну да, ребёнок весит 3–4 кг, пусть ещё килограмм весит вода вокруг. Ты же, моя дорогая, набрала 15 кг, поглощая по десять тортиков в день, при этом после родов никакой активности по их устранению не наблюдалось. И после этого ты устраиваешь скандалы, что я завёл себе подружек на стороне. Не для секса — просто приятно пройтись по улице со стройной нимфой, а не с бегемотом с засаленными волосами и небритыми ногами.

— Я так устаю, так устаю…

Да что ты делаешь, чтобы устать? Сидишь дома перед телевизором целыми днями, жуя чипсы? Вечером ужина нет, в доме срач, ты сама до сих пор ходишь в ночнушке и неумытая, сын лежит обгаженный.

Задолбало, что ты распускаешь ядовитые слухи о мне среди друзей и своих родственников. Задолбало жить рядом с нечёсаной кикиморой. Задолбало, что несмотря на декларируемую любовь к ребёнку, ты не можешь успокоить его ор на протяжении нескольких часов (для сравнения: на руках у моей матери сын успокаивается моментально).

Что ты говоришь? Ты уходишь, и сына я больше никогда не увижу? Дорогая, если ты забыла, мой дядя — областной прокурор. Представь себе, может так случиться, что сына больше не увидишь именно ты.