Хранители древности

2015-06-09 | 23:54 , Категория фото


В фантазиях любителей путешествий Эфиопия предстает как некая сказочная и волшебная африканская страна, наполненная загадками, приключениями и опасностями. Все это, разумеется, так и есть, однако вещей, связывающих Эфиопию с другими африканскими странами, намного меньше, чем того, что неразрывно связывает ее с Ближним Востоком и древней Византией.

Именно Эфиопия стала одной из первых стран мира, принявшей христианство в качестве своей основной, государственной религии. В 330 году, всего лишь на 15 лет позже, чем Римская империя, император Эзана провозглашает свое Аксумитское царство (большая часть территории которого ныне и является Эфиопией) христианским. Связана с этим красивая история. Гражданин Рима сириец и христианин Фрументий потерпел кораблекрушение у берегов Африканского Рога и решил использовать происшествие для распространения веры Христа на территории своего вынужденного пристанища. Его проповеди пришлись по душе императору Эзану, и он не только принял христианство, но и способствовал распространению новой религии в своем царстве — нынешней Эфиопии.

Однако же связь Эфиопии и западного мира зародилась за много столетий до того, как разбилась лодка Фрументия, а именно — с одного из самых легендарных и загадочных романов в истории человечества: отношений иудейского царя Соломона и царицы Савской.
«Южная царица» отправляется в Иерусалим, дабы самолично убедиться в мудрости и уме еврейского правителя. И вот, как говорится в величайшей «Книге о славе царей» (эфиопская книга, содержащая легенды о происхождении династии эфиопских правителей от царя Соломона и царицы Савской), «возлегли они вместе... и спустя девять месяцев и пять дней как разлучилась она с царем Соломоном… детородные муки объяли ее, и породила дитя она мужеска пола». Уже подросший мальчик, названный Менеликом, отправляется в Иерусалим в гости к отцу, откуда, согласно эфиопским источникам и мифотворчеству, увел не только небольшую персональную армию и сокровища, но и унес подарок отца намного более ценный, а именно — Ковчег Завета, в котором хранятся скрижали.

Здесь стоит сделать небольшое отступление и сказать, что, как каждой стране приятно иметь что-то «самое древнее в мире» или «самое высокое в мире», точно так же и Эфиопии хотелось иметь что-то «самое». Этим самым, безусловно, стали скрижали, святая святых иудеев, некая абсолютная ценность, которые хранились в еврейском Храме в Иерусалиме до его разграбления. С этого момента нить рассказа подхватывает эфиопская традиция, утверждая, что эти реликвии и по сей день надежно хранятся в часовне Завета в Аксуме.
Как бы то ни было, с того момента связь африканского царства и Израиля становится неразрывной настолько, что иудаизм долгое время является официальной религией Эфиопии, а ее правители до сего дня ведут свою родословную от династии царя Соломона.
Впоследствии христианство вытеснило иудаизм, однако, несмотря на это, именно эфиопская церковь сохранила наибольшее количество ритуалов и заповедей, пришедших в новую религию из иудаизма. Так, у эфиопов, как и у евреев, суббота — святой день, мальчиков обрезают на восьмой день после рождения, а молитву принято совершать «лицом» к Иерусалиму.

Многие неверно называют эфиопскую церковь православной, меж тем с сегодняшним православием у нее мало общего. Эфиопская церковь утверждает, что человеческая и божественная природа Христа едина и неделима, и оттого восточные церкви правильно называть миафизитскими (от греческого «единая природа»). Византийская и латинская традиции говорят же о полном соединении воедино человеческой и божественной природы Христа. Нюанс на первый взгляд небольшой, однако именно он привел к расколу, который позволил эфиопской церкви сформироваться в совершенно отдельный институт с собственной догматикой и традицией.
Сегодня в современной Эфиопии есть четыре основных центра христианства: Лалибэла, Аксум, Гондэр и озеро Тана. Каждое из этих мест уникально и прекрасно по-своему, однако именно Тана со своими отшельническими монастырями вобрало и сохранило в себе весь дух и ценность эфиопского христианства.

Озеро Тана — крупнейшее в Эфиопии. Из него вытекает Голубой Нил, но главное, на нем расположено 28 островов, ставших домом для древнейших христианских монастырей мира. Каждый остров озера Тана хранит отшельнический монастырь, каждый из которых уникален и неповторим: он отличается от предыдущего фресками, убранством, цветовой гаммой.

Так, на острове Дек расположен один из наиболее интересных и труднодоступных (в силу своей удаленности) монастырей — Нарга. В районе этого храма живут несколько монахов, монашек и настоятель церкви Нарга Селаси. Церковь возвела эфиопская императрица Ментеваб в XVIII веке, используя для строительства гигантское дерево сикамора (то самое, на котором, согласно Новому Завету, сидел Закхей, выглядывая Иисуса в Иерихоне).
Вообще, каждая церковь на островах озера Тана — это детальный пересказ событий Нового Завета. Заходя внутрь, ты как будто оказываешься внутри книги и, проходя по кругу, словно читаешь страницы древних религиозных текстов.

Говоря «по кругу», я не ошиблась, ибо все церкви островов Таны построены в старой эфиопской традиции и имеют круглую форму. В такой церкви обязательно будет три круга: внешний для прихожан, а также танцев с барабанами и хороводами, еще один — для молящихся, причастившихся и дьяконов, и внутренний — так называемая «святая святых», в которой хранится копия Ковчега Завета.
Как мы говорили выше, согласно эфиопской традиции, наследник царицы Савской и царя Соломона привозит на родину Ковчег Завета, который сегодня надежно спрятан от глаз посторонних в Аксуме. Сегодня каждая эфиопская церковь хранит в своем сакральном центре уменьшенную копию Ковчега — Табот. И равно как в Скинию, святая святых иудейского Храма в Иерусалиме, не допускался никто, кроме первосвященника, точно так же и в святая святых эфиопской церкви запрещен доступ всем, кроме кеса и его дьяконов.

Эфиопская традиция диктует свои правила создания фресок. Здесь вы нигде не увидите икон в привычном православию виде. Напротив, все изображения наносятся на слой ткани, грубой канвы, которая крепится к глинобитным стенам церкви либо же клеится на доски. Для красок используются лишь натуральные пигменты, которые долго сохраняют свой цвет и практически не выгорают в сумерках храма. По большому счету образ, нанесенный на ткань, является такой же иконой, как и более привычное в России изображение, нанесенное на доску, однако эфиопская церковь, впрочем, как и любая другая, имеет свой собственный, легко узнаваемый стиль и традицию иконописи.

Рядом с каждой более или менее древней церковью, будь то острова озера Тана или же церкви Гондэра, чаще всего вы встретите монашеские кельи. Монахи, в отличие от служителей церкви, ведут анахоретский, отшельнический образ жизни, предпочитая не вступать в вербальный контакт ни с туристами, ни с прихожанами. Выделить монахов из толпы достаточно легко: часто они носят ярко-желтые шерстяные палантины, а также босоноги. Кесов, то есть священнослужителей, часто можно узнать по белым марлевым накидкам и чалмам на голове. Обертывание тела в белую марлю символизирует в эфиопской традиции тело Христа, закутанное в плащаницу.

Резюмируя, эфиопскую ортодоксальную церковь можно считать одной из наиболее древних, а учитывая ее географическую отдаленность от Константинополя и Рима, она, как никакая иная, сохранила древнюю христианскую традицию. Именно Эфиопия хранит старейшие рукописи, иконы и предметы культа, являющиеся настоящим сокровищем для каждого любителя истории и этнографии, именно в этой стране вы, как ни в одной другой стране Африки, чувствуете связь традиций и поколений, великую историю и загадку.

По материалам журнала Моя планета