Брызги застывшего времени

2015-06-10 | 08:12 , Категория фото


Конечно, вы видели эти фотографии. На рекламных плакатах, на красивых подарочных упаковках, по телевизору, на этикетках, на холодильниках для напитков и шоколадных обертках. И вы всегда полагали, что это фотошоп. Но нет — голландский фотограф Марсель Крайст, гуру скоростной фотосъемки, все снимает «вживую». Главное — правильно поймать момент.

Фотографии Крайста — это одно мгновение, пойманное в ловушку объектива. Причем мгновение может быть сколь кратким, что человеческий глаз не способен определить его положение на временной линии. Ассистент выплескивает жидкость из стакана, Марсель фотографирует — и на выходе получается удивительная красота. Скоростной фотосъемкой быстротечных физических явлений занимаются многие фотографы. Что же выделяет Крайста из их ряда? Почему именно его снимки можно увидеть на рекламных постерах практически по всему миру? Возможно, потому что он работает с десятками различных материалов и может предсказать результат, который кажется совершенно непредсказуемым.

Материал и результат Марсель Крайст приезжал в Москву всего на несколько дней — на закрытую вечеринку The Walk of Taste II, организованную известным производителем виски, и мы не упустили возможность поговорить с ним и краем глаза посмотреть на то, как делаются знаменитые фотографии застывшего времени. Первое потрясение в том, что никакого фотошопа действительно нет: все то, что на снимках, можно увидеть в реальности в процессе съемки.

В первую очередь — в зависимости от заказчика — выбирается концепция и прогнозируется желаемый результат: что должно быть на снимке. Затем Марсель придумывает техническое решение, позволяющее этот результат визуализировать, — тут помогает многолетний опыт. «А не проще ли нарисовать это на компьютере?» — спросили мы. «Нет, — ответил Марсель, — наоборот, сложнее. Компьютерная графика будет менее реалистичной, значительно более дорогостоящей и потребует больших временных затрат.

Сделать идеальный снимок расплескивающейся жидкости — это один день напряженной работы, отрисовка же подобного на компьютере может занять не меньше недели».

Потом начинается действо. Итак, предположим, для рекламы виски нужно сделать фотографию, передающую через визуальную составляющую вкус и чистоту напитка.
Техническое решение находится быстро — создание водоворота с помощью лабораторной магнитной мешалки. Несмотря на смешное название, это вполне серьезный прибор, предназначенный для перемешивания жидкостей с помощью вращающегося в магнитном поле якоря (капсулы, которую помещают в раствор, а затем выбрасывают). Химический смысл такой мешалки в том, что она позволяет аккуратно перемешать даже опасные жидкости, при этом сам механизм мешалки никак не взаимодействует с раствором. А если раствор испортит якорь — так на то он и расходный материал.

Но Крайст пользуется в первую очередь побочным эффектом, возникающим при действии магнитной мешалки. Быстрое вращение якоря формирует красивый водоворот — его параметры зависят от скорости вращения и размера якоря. Казалось бы, теперь можно налить в емкость виски, создать водоворот и снимать. Но все не так просто. Дело в том, что виски — жидкость отчасти маслянистая, и водоворот в ней получается вялым, неэффектным. Поэтому в качестве материала используется вода, подсвеченная снизу оранжевой лампочкой. И — вуаля! — застывший водоворот во всей красе, и никакого фотошопа.

На втором месте по популярности после жидкостей идут порошки. Для организации порошковых взрывов Крайст использует трубки, подсоединенные к баллонам со сжатым воздухом. Сам же порошок обычно делается из пяти-семи составляющих, среди которых сухие индийские краски и блестки. Например, в снимке, казалось бы, красного порошкового взрыва применен целый ряд оттенков — в гамме от ярко-алого до желтого.

А для того чтобы получить порошковый взрыв, изображающий в воздухе определенный узор, используют самодельные «метательные машины» хитроумных конструкций. Например, при вращении звездоподобной машины порошок в течение доли секунды выглядит как застывшая в воздухе спираль — этот момент и ловит Крайст.

Поймать момент
В советских учебниках по фотосъемке нередко можно было встретить фотографию под названием «Пуля, пробивающая апельсин». Интересно, что эта практически культовая фотография, иллюстрирующая принцип скоростной съемки, была американской и впервые появилась в журнале «Америка». Подобные снимки делаются обычно по сверхскоростной технологии: снимается несколько тысяч кадров в секунду, а затем отбирается лучший из них.

Первый вопрос, заданный нами Крайсту, звучал так: «Сколько снимков в секунду вы делаете, чтобы получить ту или иную фотографию?» И нас поразил его ответ. «Один снимок», — сказал Марсель.

Все снимки действительно сделаны одним-единственным нажатием на спуск. Марсель видит в этом элемент вызова, игры. Поймать момент — в этом заключается его искусство. Если же кадр получился неудачным, весь эксперимент, например со взрывами порошка, нужно повторять. Самые интересные квесты получаются с эффектами, которые человек физически не может уловить невооруженным глазом. В таких случаях Марселю помогает опыт и некое шестое чувство.

Другое дело, что не всегда момент столь неуловим. Например, для создания известной фотографии, где разноцветные полосы «обтекают» плод манго, скорость была совсем не нужна. Манго погружали в медленно текущий поток воды, а затем туда же выливали в определенной последовательности краски. Благодаря очень низкой скорости течения они не смешивались. В такой ситуации можно последовательно сделать много снимков, потому что нет необходимости ловить момент. Впрочем, то же можно сказать и о фотографии с воронкой виски.

Конечно, немного фотошопа в работе Марселя Крайста все-таки есть. В первую очередь он нужен для цветокоррекции и предпечатной подготовки — без этого не обходится ни одна публикуемая фотография. В иных снимках скомбинировано несколько водных взрывов и всплесков. Порой для получения результата необходимо снять несколько сотен разных всплесков, полученных самыми разными способами, а потом скомбинировать их на одной фотографии. Но это редкий случай.

Таким образом, можно сказать, что работа Крайста — это интеграция адреналина в творческий процесс. Захватывающий момент единственного нажатия на спуск после долгих часов создания концепции, разработки технологии и подготовки… — ради этого стоит жить и снимать. И никто уже не посмеет сказать, что реклама не может быть сочетанием живого воображения и высокого искусства.