Полный поездец

2015-06-10 | 10:22 , Категория текст


Решила поехать в отпуск к подруге в Красноярский край — люблю горы. Трое суток на поезде, храпящие попутчики, неработающие умывальники — обычный сервис РЖД. Этим даже уже не задалбываешься.

Вагон был первым после локомотива, мотало нещадно. Очищая взятую с собой копчёную колбасу, я сильно порезала руку: нож соскользнул, вонзился глубоко в большой палец, почти разрезав первую фалангу. Естественно, очень много крови. Я обматываю руку салфетками (кровь у меня всегда останавливается медленно), иду к проводнику за перекисью, ватой и пластырем.

Таких изысков не оказалось. Рука болела, кровь текла. На вопрос о причинах сонная в девять вечера проводница ответила, что не положено. Что интересно, так же ответил и вызванный через какое-то время начальник поезда.

Сам поезд в это время встал намертво под Мариинском, окончательно похоронив мои надежды выйти и купить что-то в аптечном пункте вокзала за обещанные в расписании 26 минут стоянки. Кровь текла. Озверев от этого идиотизма, я потребовала уже на повышенных тонах сообщить мне хотя бы причину, почему не оказывается медицинская помощь. Начальник тяжко вздохнул и, глядя страдальческим взором, признался: был случай, когда пассажир попросил у проводника лекарство, а потом у него началась аллергия. Аллергия на лейкопластырь, что ли? Маразм крепчал — как всегда в России, проще запретить и оставить без малейшей помощи полтысячи человек, чем элементарно спросить кого-то о существовании непереносимости.

Когда с двухчасовым опозданием прибыли в Мариинск, я потребовала перевязки — кровь все ещё сочилась. Ко мне подошла по перрону женщина в пальто на ночную рубашку и абсолютно пустыми руками. Она предложила мне сойти с поезда, подождать до утра, пока в их городок не приедет скорая (зашибись скорая, @#$!), а потом доехать до Красноярска, когда в проезжающем поезде освободится место. Градус идиотизма уже зашкалил, и мадам была послана довольно далеко с упоминанием статьи УК об оставлении в опасности.

Даже в метро постоянно орут из динамиков, что это вид транспорта, «связанный с повышенным риском». Как и автотранспорт, кстати. Но почему водителя штрафуют за отсутствие аптечки, даже когда всё необходимое можно купить тут же рядом, в городе? Почему те, кто едет на тысячи километров, брошены на произвол судьбы? У пассажиров автомобилей, видимо, не бывает аллергии в принципе.

Я не раз ходила в походы. Так вот, аптечка с самым необходимым есть у каждого, независимо от медицинского образования. Перевязочный материал, перекись, йод, активированный уголь, обезболивающее, капли от насморка, жаропонижающее, антигистамин — всё это по умолчанию. Тонкости вроде шовного материала — обычно у фельдшера группы либо у того, кому может понадобиться. Мне не приходило в голову брать эту аптечку с собой, когда я еду из одного мегаполиса в другой, в конкретном случае — из Москвы в Красноярск. Как не приходит в голову таскать по городу спальник и котелок. А теперь, видимо, придётся.

Мне интересно: а если бы нож скользнул иначе и вонзился бы мне в запястье, перерезав артерию? Или если пострадала бы не я, молодая и спортивная, а что-то стряслось бы с глубоко беременной женщиной, которая ехала через три купе? Или сердце моего соседа не выдержало бы в дороге тяжести его 140 килограммов?

Обучите проводников хотя бы забинтовать порезанный палец. Неужели это так сложно? Или если такие перестраховщики, пусть ездит медсестра с каждым рейсом, чтобы не устраивать вот такой полный поездец.

Лазить по горам, когда работают полторы руки, затруднительно. Отпуск накрылся медным тазом. Прошло больше трёх недель — палец до сих пор зажил не полностью. Пишу историю и думаю, куда лучше жаловаться на этот маразм: то ли в управление той самой РЖД, то ли, как советует друг, сразу в прокуратуру.