Двести граммов студенческих дней

2015-06-10 | 16:44 , Категория текст


Автор недавней истории напомнила мне об уже глубоко запрятанной задолбанности, с которой сталкиваюсь очень часто. Помимо прочих увлечений у меня, мужчины немного за тридцать с хорошей работой и значимым социальным статусом, есть несколько своих гастрономических ритуалов. Правда, я скорее обратная сторона монеты гурмана — я любитель повсеместно расплодившегося восточного фастфуда, хотя даже не столько самого «фуда», сколько ритуала, связанного с ним.

Ещё в студенческой молодости в северной столице мы с друзьями периодически трапезничали на скамейке, кушая чебурек из ближайшей забегаловки и запивая его бутылкой-другой пива. Тогда это была одна из немногих возможностей перекусить на ходу, проведя время за беседой в парке или электричке. Сейчас я уже много лет придерживаюсь стратегии здорового питания — пищу, приготовленную на пару, предпочитаю жареной, а крупы и овощи — картошке и макаронам. Однако иногда, погружаясь в атмосферу юности, я со старым другом иду за шавермой и бутылочкой пива, чтобы, спрятавшись от посторонних глаз в малонаселённом парке, провести час-другой в своей студенческой жизни.

Я не предаюсь этому чаще раза в месяц, дорогая мама, и это определённо меня не убьёт. Я не хочу домашних чебуреков с разливным чешским пивом, дорогая: я вообще пиво не очень люблю, а чебуреки и хычины — довольно вредная пища. Дома я предпочту овощное рагу. Я достаточно обеспечен, чтобы вечером перекусить в хорошем кафе, уважаемый коллега, однако именно сегодня выберу другую компанию и другой рацион. Я знаю, что делаю и чем рискую (с одного-то пирожка). Не нужно наставлять меня на путь истинный.

Один мой хороший знакомый после поездки в Китай увлёкся правильным распитием чая с соблюдением всех положенных действий. За чашкой своего творения он поведал мне, что и чай-то он не особенно любит, но та атмосфера, которую он создаёт этим процессом, позволяет ему хотя бы на час оказаться далеко отсюда, отбросив все сегодняшние проблемы и мысли. Так же и я ностальгирую о прошлом, погружаясь в свои двадцать лет. И не стоит мне в этом мешать.