Знать, она сильна

2015-06-10 | 21:24 , Категория текст


Мне хотелось как-то забавно описать вчерашнее происшествие, но нет настроения и неохота. Ничего весёлого, на самом деле, просто глупо: сука миниатюрного пуделя прибежала убивать моего кобеля малинуа, и пожилая владелица на меня накричала: почему я ей не дооралась издалека, что мы идём? Она ещё и очень плохо слышит, и было очевидно, что орать мне пришлось бы с большими усилиями. Посоветовала ей поводком пользоваться, на что она гордо ответила, что у неё поводок есть. В кармане. И что со мной «всё понятно».

В общем, мне-то что, у меня даже неприятного осадка не остаётся — философски отношусь. Тренирую выдержку своей собаке, тренирую своё внимание и скорость реакций. Только вот если бы её собачка прибежала не к Джагеру, а к собаке типа моего покойного азиата, то её могло бы не остаться в живых. И мне ничего бы не было. Моя собака на поводке, а если ей в пасть залетело что-то типа комара, так это не моя проблема. Ещё поди найди меня потом: район большой, и мы гуляли не рядом с домом. Полгода погуляю по другому маршруту, и всё.

У нас очень многие владельцы с маленькими собачками почему-то верят в неуязвимость своих животных, и меня это удивляет, если честно. При всём моём уважении к характеру и физическим данным моего кобеля я бы не хотела, чтобы он пересёкся с агрессивным азиатом или кавказом килограммов на двадцать тяжелее себя и с опытом драк. А люди отпускают своих тойчиков, пуделей, померанцев свободно бегать и добегать до больших собак, будучи свято уверены, что ничего не случится. Парадокс!

Эти владельцы вряд ли верят в силу закона и в справедливость суда; они могут подозревать продавщицу в том, что она их обвешивает; вероятно, крайне осторожны на пешеходных переходах, опасаясь, что нетерпеливый водитель может поехать на красный свет и сбить их. Но что-то заставляет их верить, что я свою собаку придержу и даже на руки возьму, если надо, лишь бы их неуправляемое животное не пострадало; что девушка с ротвейлером привяжет своего довольно агрессивного кобеля к дереву и будет закрывать его своим телом, как дзот, от нападающей дворняжки; что мужик, с похмелья ведущий огромного азиата на цепи, вовремя среагирует и предотвратит трагедию. Если вы тут хотите мне сказать, что на ротвейлере или на азиате должен быть намордник, и это решит проблему, то я вас расстрою: не решит. Он и в наморднике один раз мордой собачку ткнёт и просто раздавит её об асфальт, как автомобиль — лягушку.

Что их заставляет верить в чужую непогрешимость? Что их умиляет в поведении их собачек? У нас во дворе когда-то погибла такая собака, миниатюрный пинчер, которая швырялась на всех подряд. Владельцев её поведение безумно радовало, они смеялись и хлопали в ладоши, когда Даночка бросалась на подростка-добермана, а тот, не очень понимая, как реагировать на атаку взрослой суки, крутился вокруг себя, пряча от неё хвост. Когда она жрала хвост сенбернара, было тоже очень смешно. А когда она добежала до кобеля русской псовой борзой, один раз гавкнула ему в морду, и псу как раз хватило длины поводка (буквально полметра слабины), чтобы дотянуться до неё, схватить поперёк туловища, тряхнуть и бросить, было уже совсем не смешно. Маленькая рыжая собачка осталась лежать на пыльном асфальте, и из пасти у неё выдувались и сразу же лопались кровавые пузыри. Совсем скоро вокруг её морды натекла целая маленькая лужица. Хозяйка не знала, как поднять питомца на руки, а владелец борзой собаки растерянно стоял и повторял: «Но она же сама… Дунай на поводке, я держу его, я всё время его держал». Борзому кобелю объявили войну, и владелец вынужден был отдать его — чем только ему не угрожали (хотя я бы не отдала). У владельцев пинчера не хватило достоинства и чувства чести, чтобы признать собственную вину, хотя, фактически, свою собаку убили они — своим потаканием её дурному поведению и нежеланием её контролировать.

Естественно, я прилагаю все усилия, чтобы моя собака никого не сожрала, даже если ей лезут в пасть. Мне не будет всё равно, я буду искренне огорчена, если что-то случится с чужой собачкой. Но, во-первых, я когда-то могу не успеть; во-вторых, по улицам гуляем не только мы. Так что всё-таки пуделя-убийцу лучше бы водить на поводке. Поводок — не насилие над собакой, не унизительный знак подчинения, а способ обеспечения безопасности, особенно когда речь идёт о плохо управляемой, непослушной, агрессивной собаке. Если у вас в семье есть маленькая собачка, которая ведёт себя подобно описанным мною агрессорам, пожалуйста, выгуливайте её на поводке, чтобы потом не плакать. Можно отпускать её в безлюдном месте, чтобы побегала, а дальше опять вести на поводке, полностью контролируя ситуацию.