Возненавидь ближнего своего

2015-06-10 | 21:48 , Категория текст


Еду на работу в метро. Идущая впереди меня женщина подходит вплотную к турникету, останавливается, намертво загородив проход, и начинает методично рыться в сумочке в поисках проездного. Обхожу, матерясь и еле успев затормозить, чтобы не вписаться в неё, спускаюсь на платформу. Двери поезда открываются, пассажиры заходят в вагон, и успевшие войти первыми встают с самого краю сидений спина к спине. Если это девушки, то их сумочки размером с туристический рюкзак торчат за плечом, намертво перекрывая проход в середину вагона. Прошу потесниться. Один из них может слегка наклониться вперёд, оставляя при этом попу на месте, освобождая таким образом сантиметров двадцать свободного пространства. Я-то пройду, но вы не обижайтесь.

Доезжаю до работы. В моем торговом отделе, чтобы войти или выйти, нужно отодвинуть часть прилавка — квадратную тумбу на колёсиках размером 40×40 см, висящую на петлях, как калитка. Все и всегда становятся около неё, и если мне надо выйти разменять деньги или достать покупателю что-то со внешней витрины, мне приходится просить людей подвинуться. Думаете, хоть кто-то хоть один разочек отошёл нормально? Хренушки! Четверть шажочка назад. Тумба отодвигается на ширину ладони — и всё. Стоят и смотрят, как бараны, честное слово. Неужели не понятно, что я, @#$, сюда не пролезу? Вам по ногам, что ли, проехать этой тумбой и пихнуть острым краем в пузо, чтобы стало понятно? Матерясь про себя, выбираюсь, и тут же человек встаёт на прежнее место. Я назад должна лезть через прилавок, не иначе. Возвращаюсь, снова протискиваюсь в двадцать сантиметров зазора, цепляясь ремнём за всё, что можно, а баран стоит как ни в чём не бывало. Некоторые особо одарённые сваливают под эту тумбу пакеты и сумки, и если я прошу отойти, то сумки убрать, уж конечно, не надо. Одна дама мне так и сказала: «Ой, а я там пакеты положила! Как же быть?» Ну окей, я не пойду разменивать твои пять тыщ, стой дальше, раз ты там «пакеты положила».

Иду на обед. Успеваю удачно пройти от раздачи до кассы, но понимаю, что забыла ложку для супа. Перед раздачей уже собралась очередь: час обеда. Пытаюсь протиснуться к столовым приборам, прошу подвинуться, но стоящий впереди парень только тупо смотрит на меня, раскрыв рот. Слюны для полной картины не хватает. Думаю, может, не расслышал, повторяю. Те же сакральные четверть шага назад. Я суп вилкой хлебать не буду, не обижайся.

Люди, ау! Совок с его очередями и любовью к близкому соседству давно в прошлом. Никто ваше место не займёт. Хватит изображать Красную армию под Сталинградом.