Проще и честней

2015-06-10 | 21:52 , Категория текст


Быдло, говорите? На этом сайте его, наверное, нет: целевая аудитория не та. Но поливают его часто. Здесь у всех образование, престижная высокооплачиваемая работа, материальный достаток, неординарные хобби, воспитание и здоровый образ жизни. А вот моральный облик свой некоторые такие ребята забывают.

Я могу сравнить, мне уже много лет. Я вырос в семье учителей — музыкальная школа, медицинское образование. Руками, как принято говорить, никогда не работал. В силу своей профессии круг общения крайне широк — от бомжей до владельцев бизнеса. Профессия наложила отпечаток и на личные взаимоотношения.

Моя первая серьёзная любовь. От неё часто пахло пивом — по-другому она не могла. Название своих любимых сигарет (Rothmans) произносила как «Романс». Работала парикмахершей и даже в написании своей фамилии делала ошибку. Про театр и живопись не слышала. Но она была по-своему мила, честна и порядочна. Вместо криков «принимай, какая есть» шла на разумные компромиссы; когда отношения исчерпали себя, просто заявила, что я её больше не «завожу». Всё. Без претензий, клеветы и истерик. Общаемся до сих пор.

Её можно сравнить с моей хорошо воспитанной первой невестой — в семье одни юристы и чиновники. Брачный контракт на 75 листов — каторжная работа. Когда я отказался идти в загс, с меня стали требовать возмещения расходов на юристов и моральную компенсацию.

Ещё можно сравнить с моей бывшей супругой, втихую сбежавшей от меня с коллегой во времена дефолта, так же втихаря подавшей в суд на развод, разделившей (тоже втихаря) имущество, лишившей меня родительских прав на дочку. Всё можно пережить — нашёл новую работу, заново оброс скарбом, создал новую семью. Узнал, как бывшая рассказывает, что это я сбежал от неё с молоденькой, оставив её без всего. А вроде приличная девушка, экономист, отец — художник, мама из бывших дворян.

Макс, царство ему небесное. Гопник, даже не закончивший школу, мат через слово, о «приличиях» не слышал, мог в открытую предложить понравившейся девушке потрахаться. Но на его помощь я мог рассчитывать всегда — дружили с детства. Сколько друг для друга сделали — никто не считал. И мне было всё равно, кого он ограбил или избил — для меня он был отличным парнем. Пусть земля тебе будет пухом, Макс.

А вот Валера, мой бывший коллега, называвший меня другом. Тонкий ценитель андеграунда и ар-энд-би. Считал нормой присвоение моих материалов, за глаза давал мне весьма нелестные характеристики, «случайно» подставил меня на работе.

А ещё — Кирилл, диджей и «композитор», потомственный музыкант. За спиной клеился к моей жене, пытаясь её шантажировать.

Николай Николаевич (называть его так, как он себя просит, у меня язык не поворачивается). Сколько он отсидел за кражи — ходят легенды. Строительный подрядчик, работающий вдалеке от закона, исключительно «по понятиям». Спасибо вам за дом, Николай Николаевич, за то, что верили в долг, на слово, слушали претензии. Надеюсь, жена под конец работ всё же научилась заваривать вам чай, как вы любите. До вас была фирма с офисом, договорами и прочими атрибутами цивилизованного бизнеса, которые ни за что не отвечали, ничего не поясняли, а только качали деньги, делая всё кое-как.

Рассказ был бы неполным без клиентов. Я — психотерапевт. И не только терапевт, жизнь заставила — три места работы, четыре «корочки». Не самое популярное медицинское направление, но клиент есть. В узких кругах родственников психически больных меня даже рекомендуют. Так вот, то быдло, которое в силу сложившихся обстоятельств может позволить себе мои услуги, — это самые беспроблемные клиенты. Я знаю, что они купят то, что я выписал, выполнят мои рекомендации, позвонят, если что. Я к ним, кстати, по возможности подъеду, причём не за деньги.

Но вот сидит культурный человек. На попечении сестра, состояние которой — без шансов на ремиссию. Я у него по счёту — где-то во втором десятке, судя по медицинской карте. Пришёл по рекомендации друга и требует для своей сестры такого же курса лечения. То, что диагнозы разные, его не волнует: он где-то читал, что так можно. Это «приличные люди» обвиняют меня в том, что я хочу с них вытрясти деньги, игнорирую передачи типа «Уринотерапия и бредовые состояния». Это они самовольно дают ноотропы больным деменцией, а потом обвиняют меня, что у больного появились новые симптомы.

«Интеллектуальная элита»! В самом деле, иногда лучше так называемое быдло: с ним проще, честнее и понятнее.