Дурику приглючилось

2015-06-11 | 02:41 , Категория текст


Сегодня решил не вчитываться в свежевыплаканные страдания и душевные терзания, а написать сразу и по сути — за-дол-ба-ли! Причём, видимо, все. Не все, но многие. Прям тут. Да-да, и ты, ты тоже не исключение.

Речь моя пойдёт об очень малозаметной теме: психических больных. Именно так. Работаю в соответствующем учреждении, поэтому знаю, о чём говорю. Многие из ваших действующих лиц, описанных в здешних историях, — это они. Многие из писавших эти слёзные истории — это они. Они вокруг нас. Каждодневно. Ежечасно. С ними мы работаем, живём в одном доме, с некоторыми — прямо в одной квартире. С ними ездим в транспорте, они нас подвозят на своём авто, водят общественные автобусы, продают на рынках, убираются в организациях. В противовес расхожему заблуждению, они выглядят обыкновенно, ведут себя часто как все. У них не течёт слюна, не трясёт всё тело, они не изрыгают проклятия и не крутятся волчком на одном месте. Всё это они делают у нас в учреждении, а общественность и обыватели получают их обратно уже в устаканившемся виде. Признаков, по которым их можно было бы вычислить, не так уж много, не имея навыка, что появляется только в работе с ними. Невозможно заподозрить, что перед вами шизофреник.

Шизофрения — самое распространённое из психических заболеваний. Говорят «психических расстройств», но сути это не меняет. Это болезнь. Как и умственную отсталость, последствия эпилепсии, травм, интоксикаций и всего другого их многообразия, их невозможно преодолеть усилием воли. Те, кому ведомы истины, говорят, что у нас на учёте (та самая справка из психдиспансера, ага) состоит где-то около десяти процентов от реально существующих психически больных людей. Просто не попадали в зону видимости, не было прецедентов неадекватного поведения. Или же они просто социально неопасны. Многих из них обыватель никогда не встретит на улице, во дворе собственного дома, в магазине — просто потому, что они годами безвылазно сидят у себя в четырёх стенах. Их обеспечивают, обстирывают родные. Об этом не принято трепаться в телефонных разговорах. Вы об этом даже не узнаете. А когда вы встречаетесь с ними, то начинаете верещать. Предъявляете требования адекватности к неадекватным людям. Ох ты! Из его квартиры доносится смрад, нам неприятно, пусть немедленно приберётся у себя! Да у него сенильная деменция (старческое слабоумие, если по-человечески): нарушена мозговая структура, отмирают навыки, умения, сама потребность в чистоте (а Homo sapiens, кажется, единственная тварь земная, у которой нет врождённого инстинкта гигиены). И человек, отработавший всю сознательную жизнь на благо общества, будучи неадекватным в старости, становится никому не нужным и отвергаемым этим обществом.

Другой ходит по жилищным конторам и требует какой-то невероятной хрени: заменить, к примеру, все старые «грушевые» лампочки на энергосберегающие. Активно требует. Назойливо. И вот когда-то до конторских доходит, что человек не в себе, но до этого издевательски хихикают над ним, игнорируя, изгоняя, иногда избивая. А человек — да — сошёл с ума. Это вряд ли то, что кто-то может выбрать для себя сам, и это не то, от чего он способен просто отказаться. Нужно лечение. Это болезнь. После — в них тычут пальцами, их презирают, издеваются (в том числе и физически); если пожалуется, можно будет запросто сказать, что «дурику это приглючилось». Некоторые из них невыносимы, они истощают запасы нервов окружающих. Люди, с ними работающие, получают дичайшее давление на психику.

Психически больного не переубедить, не уговорить. Многие из них живут в какой-то своей реальности. Что они переживают в галлюцинациях — это ужас. Нет, это не наркотический «приход» с яркими цветами, музыкой и любовью ко всему миру. Они переживают дикий страх. Посмотрите прямо сейчас вокруг себя, оглядитесь: вот это помещение, эти люди вокруг, сам экран монитора или дисплей гаджета, в которые вы смотрите, — ненастоящие. На самом деле вы на аминазине и галоперидоле, привязаны к больничной койке и уже в третий раз за ночь обделались. Всё, что вы видите вокруг, — галлюцинация. Да, дурь. Для вас. Ведь вы же знаете, что реально. Так и они знают. Что следящие с соседней крыши снайперы хотят их убить, а на прошлом протезировании зуба стоматолог вживил им чип для слежки. А вы, встретившиеся им на пути, — агенты КГБ.

Разумеется, вам некогда обратить внимание на это дело. Вам всё равно, когда жена (муж), дети, кредиты, ипотеки… А потом в чьей-то жизни появляются они. И вы не знаете, что с ними делать, и презираете тех, кто делает. Ведь втравлено ещё с детства, что психиатрия — это что-то вроде гомеопатии, наложения рук и заряженной у экрана телевизора трёхлитровки воды. Своим ходом к проктологу ещё, бывает, приходят, когда все штаны в крови, но к психиатру сами — никогда, только в «скоряке» и против воли, когда черти вокруг, «голоса» или вены перерезаны.

Что задолбало-то? Да вы задолбали. Ну, может, не персонально вы. Общественность. Публика, для которой это очередное развлечение будним вечером в программе Андрея Малахова. Думаете, вы вне зоны риска стать такими же? Ха! Ха-ха! А-ха-ха-ха!