Тест-драйв БМП-3

2015-06-11 | 11:18 , Категория фото


Эксперт посетил одну из воинских частей, чтобы собственноручно уцепиться за штурвал бронемашины БМП-3, пережившей очередное обновление. А заодно ответить на три распространенных вопроса от гражданских, касающихся такого типа техники.

ВЗЯТЬ ЗА РОГА

Низкорослый механик-водитель осмотрел меня придирчивым взглядом и исчез в башне БМП. Через несколько секунд пушка двинулась и поползла вверх. Спасибо, друг! Я тут раскорячился в интересной позе на броне, пытаясь забраться в водительский люк, – и, не приподнимись пушка, нипочем не оказался бы за штурвалом БМП‑3 штатным путем.

Думаете, и там, в недрах боевой машины, теснота? Отнюдь! Продольной регулировки сиденья хватило с запасом даже под мой рост (189 см), а его ход вверх-вниз и вовсе оказался сказочным. Нажимаешь рычажок – и как на лифте едешь мимо приборов наблюдения в открытый люк вместе с креслом: когда голова торчит наружу, обзорность отменная!

Сцепления нет. Педаль газа на привычном месте, педаль тормоза тоже. А вот ручник своеобразный: основательный рычаг блокирует педаль тормоза в нажатом состоянии. До гениальности просто и по-армейски надежно. Прямо по курсу – приборы и селектор коробки передач (четыре позиции – вперед, две – назад). А рулить я буду вот этим, почти игрушечным штурвалом: два маленьких рожка торчат в стороны из небольшой ступицы. На ступице есть две кнопки, но к вождению они отношения не имеют – это управление правым и левым курсовыми пулеметами.

Комплекс вооружения установлен в конической двухместной башне. Две пушки и пулемет – мощный набор для машин данного класса.

Механик-водитель поднимает вверх палец. Ага, понял: включаю первую передачу. Легкий тычок в спину – включилась! Дергаю рычаг ручника, отпускаю тормоз и добавляю газ.

БМП, ревя 26‑литровым мотором и лязгая гусеницами, рвет с места. В поле зрения возникают уже два пальца – переключаюсь на вторую. Восемнадцатитонная махина на удивление легко набирает ход. Третья – и газу!

Впереди поворот. Наклоняю рога штурвала – БМП послушно пишет вираж. Пытаюсь держать ровный газ, но механик дает понять: можно не стесняться. И я добавляю. Черт возьми, как легко гусеничная боевая машина управляется на гравийной дороге! Не сложнее, чем легковушка на асфальте. Четвертая передача – и набегающий ветер выдувает из глаз слезы. Похоже, скорость уже за 60 км/ч.

Вот конец ходового участка, пора поворачивать на лесную дорожку. Однако для начала надо притормозить. Пытаюсь перенести ногу с одной педали на другую, но мой инструктор показывает три пальца. Перемещаю селектор на одно деление: полуавтоматическая коробка передач переходит на ступень ниже, БМП послушно тормозит двигателем. Вторая, первая – и поворот. Тормоза не понадобились. Продольные волны и глубокие колеи лесной дороги. Сознание протестует: здесь нельзя ехать быстро! Но команды инструктора разгоняют меня до третьей передачи. Внутри всё сжимается: сейчас как долбанемся брюхом о жесткий ухаб – и отвечай потом за дорогостоящую технику.

И что? А ничего! Качает словно в лодочке, и только. То, что для обычного автомобилиста является сверхпроходимостью, для экипажа боевой машины – повседневная езда. Впечатление такое, что для БМП непролазных мест вообще не существует.



В корме над двигателем расположены двери десантного отделения и откидные ступени.

Выбираемся на земную твердь. Останавливаю машину уже тормозами и ставлю на ручник. Вылезать нет желания – хочется еще! Не успел я в полной мере насладиться динамикой, скоростью и фантастической проходимостью боевой машины пехоты. И кто бы мог подумать, что «броня» может быть настолько подвижной и маневренной!

КОМПОНОВОЧНЫЙ ШЕДЕВР

Десятицилиндровый атмосферный V‑образный дизель с непосредственным впрыском топлива выдает полтысячи лошадиных сил. Система смазки – с сухим картером. Коленчатый вал – с коренными роликовыми подшипниками. А ведь речь не о болиде с 24‑часовой гонки в Ле-Мане! Это двигатель УТД‑29 производства Барнаултрансмаша – спроектированный еще во времена СССР.

Благодаря углу развала цилиндров в 144 градуса (еще не оппозитник, но близко) 26‑литровый двигатель получился настолько компактным, что его удалось разместить поперечно в кормовой части БМП. А проход для десанта сделан над ним. До этого и у нас, и за рубежом господствовала компоновка боевых машин пехоты с передним расположением моторнотрансмиссионного отделения.



Десант высаживается по крыше моторно-трансмиссионного отделения при открытых дверях кормы и прямоугольных крышках люков

Танковая схема БМП‑3 с погоном под большую башню дала множество преимуществ. В том числе выгодную развесовку, простор для размещения экипажа и вооружения. В башне расположен пулемет, а также жестко связанные друг с другом 100‑миллиметровое орудие – пусковая установка и 30‑миллиметровая автоматическая пушка. Для справки: зарубежные аналоги оснащены только пушками калибра 25–40 мм.

Боекомплект БМП‑3 для главного калибра сопоставим с танковым: 40 выстрелов и восемь управляемых ракет. А еще есть 500 выстрелов к автоматической пушке и 6000 патронов к трем пулеметам (помимо башенного установлены два ПКТ – в углах передней части корпуса). Мало того, в машине возят ручные гранатометы и переносные зенитно-ракетные комплексы.

По части маневренности и боевой мощи – ураган! А что с защитой? Корпус БМП‑3 сделан из алюминиевой брони. Он защищает от пуль и осколков со всех сторон, противостоит бронебойным снарядам 30‑миллиметровой пушки, выпущенным в лоб.



Штурвал управления и рычаг автоматической коробки передач. Почему надписи на английском? Машину поставляли на экспорт.

Попробовал я посидеть на всех имеющихся в БМП‑3 местах. Спереди, на креслах механика-водителя и двух стрелков‑пулеметчиков, действительно просторно, но в забитой вооружением башне тесно. Причем со стороны командира экипажа еще терпимо, да и люк у него большой. А вот наводчик-оператор зажат со всех сторон, вдобавок люк у него самый маленький. Людям рослым и плотным здесь придется нелегко.

Конечно, простор и комфорт применительно к бронированной десятиместной машине – понятия относительные. В кормовой части, на пяти сиденьях для десанта, вполне приемлемо, ехать можно. Но здесь другая специфика. К реву двигателя еще привыкнешь, а вот резкие клевки корпуса перенесут не все. При разгоне и торможении машина на мягкой подвеске склонна к продольной раскачке. Нетренированный вестибулярный аппарат начинает протестовать: попросту говоря, укачивает. Впереди и в башне у меня подобных ощущений практически не возникало.

А еще с непривычки все время цепляешься за оборудование карманами, капюшоном и шнурами-утяжками осенней куртки. В тонкой летней одежде будет проще. Но очевидно, что посадка-высадка в БМП экипажа и бойцов в полной экипировке – процесс, требующий тренировок. Я и представить не могу, как десять членов экипажа делают это за пятнадцать секунд!



Рабочие места водителя и правого стрелка-пулеметчика. В передней части машины достаточно просторно.

ОТ ПАНЦИРЯ ДО ВЕНЫ

Боевой машиной пехоты нестандартной компоновки с мощным вооружением мы в начале 1990‑х поразили мир. Отечественная разработка превосходила аналогичную технику вероятного противника.

БМП‑3 неоднократно модернизировалась. Появился турбодизель мощностью 650 л.с. Эффективность вооружения повысил новый модуль «Бахча-У» с современной автоматизированной системой управления огнем. Защиту усилили дополнительные броневые экраны и комплекс активной защиты «Арена-Э». Он способен обнаруживать и сбивать подлетающие противотанковые заряды в автоматическом режиме! На базе БМП‑3 создано множество других образцов вооружения. Наиболее известные – самоходная артиллерийская установка «Вена», противотанковые ракетные комплексы «Корнет-Т» и «Хризантема-С», зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», боевая разведывательная машина БРМ‑3 К «Рысь», ремонтно-эвакуационная машина «БРЭМ-Л Беглянка».



Кресло наводчика-оператора. Под ним, в нижней части боевого модуля, расположен конвейер механизма заряжания.

Кресло наводчика-оператора. Под ним, в нижней части боевого модуля, расположен конвейер механизма заряжания.

ТРИ ВОПРОСА ОТ ГРАЖДАНСКИХ

– Почему похожую на танк гусеничную БМП называют боевой машиной?

– Армейский термин «боевая машина» объединяет всю колесную или гусеничную самоходную технику, предназначенную для ведения боя: танки, бронеавтомобили, самоходные орудия, реактивные артиллерийские установки, зенитно-ракетные комплексы. К ним относятся и бронированные транспортные средства мотострелковых подразделений: бронетранспортеры и, конечно, боевые машины пехоты (БМП).

– Можно ли на БМП‑3 ездить по асфальту?

– Гусеничная техника предназначена, прежде всего, для передвижения по грунту. Эксплуатация на асфальтовых дорогах допускается, но при этом уменьшается ресурс гусениц. На дальние расстояния подобные машины возят по железной дороге. Кстати, БМП‑3 хорошо приспособлена к такой транспортировке: крепить ее к железнодорожной платформе удобно и недолго.

– БМП‑3 – плавающая машина. Как форсируют водные преграды – с ходу? Или требуется предварительная подготовка?

– Можно сказать так: в воду – без подготовки. Волноотбойный щиток и воздушная труба двигателя приводятся в рабочее положение почти мгновенно. Скорость до 10 км/ч обеспечивают два водометных движителя шнекового типа. Управление курсом – с помощью заслонок водометов. Можно двигаться и за счет вращения гусениц, верхние ветви которых прикрыты гидродинамическими кожухами.

Волноотбойный щиток приводится в рабочее положение почти мгновенно – БМП‑3 готова плюхаться в воду без подготовки.

Прыжки на гусеничной технике – не трюк. Чем не эпизод для фильма «Парень из нашего города»?

Вид с места десантника. Сиденье расположено за боевым модулем (красного цвета), по ходу движения.

Крышка моторно-трансмиссионного отделения снята. Это дизель УТД‑29, выдающий 1460 Н·м крутящего момента.