Воркаут с умом и без штурмовщины от 73-летнего тренера

2015-06-11 | 19:35 , Категория фото


В его спортивном дневнике за год набежало больше 7000 километров на велосипеде, 1500 километров на лыжах, 250 километров в воде. Все это не считая тренировок на тренажерах. Сам Виктор Ершов считает себя исключительно любителем. За 20 лет работы в тренажерном зале он ни разу не брал больничный. Его разум такой же сильный и активный, как и тело. Ему 73 года.

Виктор Алексеевич родился 26 ноября 1941 года, аккурат за два года до освобождения города от немцев. Чиновники его знают как педагога дополнительного образования с высшей категорией, молодежь — как концептуального тренера. Несколько десятков лет он работает в физкультурно-оздоровительном зале при областном дворце творчества детей и молодежи.

— Как вам в свои годы удается так выглядеть и чувствовать себя?

— У меня такая жизненная позиция: стараться ни на кого не обижаться, всегда делать выводы, учиться на своих ошибках. Они для того и даются, чтобы мы учились.

— Как это связано с физическими нагрузками?

— Вот мы вроде тренируем «физику», а она вольно или невольно отражается на психике, то есть дает уверенность, настроение улучшается. Пацаны приходят в зал с разным настроением, а уходят всегда с хорошим.

— А внешняя форма для вас важна?

— Смысл гармоничного развития не в этом. Если кто-то из ребят зациклен на мышечной массе и делает лишний вес, избыточный — это дисгармония. Тогда сразу под перенапряжение попадают внутренние органы. Можно проверить себя по специальным системам тестирования. Самый важный жизненный показатель — это отношение объема легких к весу. Он показывает, сколько кубических сантиметров легкого приходится на килограмм живого веса. И чем выше этот показатель, тем комфортней человек живет. То есть у кого, как говорится, дыхалка хорошая. А когда ребята зациклены на большой мышечной массе, они этот баланс нарушают. Им начинает не хватать кислорода, гипоксия наступает. Бывают такие качки, что, пока на второй этаж зайдет, у него уже и одышка. Достаточно просто проверить свою сердечно-сосудистую систему и систему дыхания с помощью гарвардского степ-теста. Нужно на ступеньку подниматься и опускаться пять минут — создается вертикальная нагрузка. Потом по формуле проверяешь состояние. Или мы можем проверить состояние центральной нервной системы, тоже очень просто. Становишься в позу Ромберга, стоишь на одной ноге, руки в стороны. Начинает все ходить ходуном, шатаешься — значит, что-то не в порядке. Это не секретная информация, она и у нас на стенде вывешена.

— А ваши ребята обращают внимание на такие вещи?

— Заставить я их не могу, но рекомендую вести спортивный дневник. Это когда ты фиксируешь планы, записываешь, чего хочешь, что имеешь на сегодня и отмечаешь ошибки. Тренировочный процесс тогда перед глазами, сам себе тренером становишься. И те ребята, которые ведут дневники, тренируются эффективнее.

— Вы такой дневник ведете давно?

— Мой дневник — это несколько амбарных книг. И вот я беру его и вижу, например, что ел такого-то числа в 1975 году. Это нетрудно найти. Там фиксирую и ошибки — это здорово помогает. Сам же себе врать не будешь. Зал много дает, здесь тренируются все группы мышц. Но самые значимые — сердце и сосуды, а для них уже циклические виды спорта нужны: велосипед, плавание, лыжи… Из мышечной массы самое важное — тренировка брюшного пресса. Следующий — позвоночник, центральная нервная система. Позвоночник формируется упражнениями на растяжение, на перекладине, сгибание-разгибание, скручивание. И эти упражнения очень важно подкрепить сильными мышцами спины, потому что спина, как мышечный корсет, обхватывает позвоночник. Когда будут в связке сильный брюшной пресс, гибкий позвоночник и сильные мышцы спины, тогда эта связка работает на тебя. Ну а бицепсы, трицепсы — это вторично. Хорошо, когда они развиты, но ничего страшного, если этого не будет. Важно правильно расставить все по значимости.

— Вы упоминали велосипед, плавание, лыжи. Тоже занимаетесь?

— С велосипедом у меня связаны самые теплые воспоминания из детства. В 1945-м отец приехал с фронта, привез мне велосипед — маленький двухколесный немецкий «Диамант» — и научил кататься. Я с тех пор как поехал, так у меня всю жизнь есть велосипед. Сейчас их несколько, на разные случаи погоды. Это уже как часть меня. Я езжу довольно много, в этом году у меня восьмая тысяча идет по велокомпьютеру. Когда в отпуск езжу в Крым, всегда беру велосипед. В этом году ездил в Абхазию, там покатался. Люблю кататься в горах: там особенная нагрузка, скорости другие, совсем другая обстановка. На лыжах тоже давно. Я долго жил на Урале, детство там прошло, во дворце пионеров меня и научили кататься. Лет сорок назад мне повезло познакомиться с одной диссертацией по плаванию. Об аспектах большого плавания, они даже секретными были. Там очень хорошо было расписано оздоровительное значение плавания. Я и овладел методами оздоровительного плавания. Оно несколько отличается от привычного. Почему плавание так полезно? Во-первых, это единственный вид спорта, где ось тела горизонтальна земле. Следующее — невесомость. Мы плывем в невесомости — разгружаются суставы, позвоночник. Сердцу легче работать в горизонтальной плоскости, прокачиваются и снабжаются кислородом все капилляры, мельчайшие сосуды. И здесь мы дышим интенсивней, чем где-либо. Вдыхаем, а выдох делаем в воду. Это форсированный выдох, происходит гипервентиляция легкого. В том числе мозговое кровообращение, обменные процессы улучшаются — это мощная оздоровительная практика. Причем я как плаваю: затыкаю уши, зажимаю нос специальным зажимом, чтобы вода не попадала. Иначе может начаться гайморит, насморк. Дыхания ртом достаточно, чтобы любую дистанцию проплыть. На руки цепляю лопаточки из оргстекла, при хорошей форме подвешиваю свинцовые пластины для нагрузки — и погнал. Часть дистанции брассом, часть на спине, чтобы провентилировать легкие, — и плыву не ускоряясь, не на время. Длительное плавание — это как дыхательная гимнастика. Этим оздоровительное плавание и отличается от спортивного. Плаваю только на открытых водоемах. Перестал ходить в бассейны из-за хлора. Редкость уже, чтобы вода была нормальной.

— А что с питанием?

— Питаться надо очень умеренно, ни в коем случае излишков белкового питания не допускать. Чем страшен белок? Когда его много в организме, он плохо усваивается и трудно выводится. При этом белок расщепляется на трудновыводимые азотистые соединения, идет зашлаковка почек. Есть два похожих слова: холод и голод. Они могут убить человека. Но, если разумно к ним относиться, это мощный оздоровительный фактор. Периодически нужно испытывать чувство голода и холодовые нагрузки.

— Вы, значит, и закаляетесь?

— Да, я купаюсь, вот сегодня ездил на речку. Там у нас буржуйка, запас дров. Приехал, растопил печку, убрал лед, искупался — и к печке. Окунаюсь с головой, но сразу на берег. Никогда не перебарщивал. Когда я дома, обливаюсь холодной водой. Я, вообще, любитель, я не профессионал ни в чем таком. Я не качок, везде в меру занимаюсь. Если взять мою нагрузку на велосипеде, она относительно небольшая для велосипедиста, но я же, кроме того, и на лыжах бегаю. Если взять нагрузку как лыжника — тоже небольшая, но не все лыжники на велосипеде столько ездят. Или взять пловца: для него 240 километров за лето — это не много, мизер, но не факт, что он всем другим параллельно занимается. А в сумме у меня получается неплохой результат.

— Как у вас день проходит, расскажите.

— Каждый рабочий день с 16:00 я на занятиях. До этого свободен как птица, я же пенсионер. Летом с утра еду на речку плавать, зимой тоже часто окунаюсь и на лыжах бегаю на трассе за речкой. И летом часто за день у меня получается тройная тренировка: велосипед, плавание и тренажерный зал. Зимой, если велосипеда нет, то лыжи и тренажерный зал. А занимаюсь в зале каждый день. Если я здесь, не буду же я сидеть. Что-то объясняешь пацанам, показываешь, что-то сам делаешь.

— Давно живете так активно?

— Как говорят, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. После военного училища и академии я служил в ракетных войсках. И там у меня начались серьезные проблемы со здоровьем, особенности службы сказались. Уволиться из армии было практически невозможно, и я ушел на физподготовку, на понижение пошел… Вот там и начался такой мой образ жизни. Закончил службу начальником физподготовки дивизии. А это работа с молодежью, со спортсменами, чем я и стал заниматься после увольнения.

— А сейчас как со здоровьем?

— Иногда бывают нешуточные проблемы, но я стараюсь их сам решать. В поликлинику хожу раз в год, чтобы сделать флюорографию, потому что с людьми работаю. Когда захожу туда, начинаю чувствовать себя хуже. Это все коллективная психика. Почему я и не люблю один заниматься в зале. Когда пацанов много, создается своеобразный эгрегор коллективный, биоэнергетика, как батарейка, заряжаешься. Я поэтому возраст свой не чувствую.

— Интерес ребят к физическим нагрузкам увеличивается или уменьшается?

— Уменьшается. Детям некогда, они спешат, не успевают — на них жалко смотреть. Информационная перегрузка приводит к неустойчивой психике. Они поэтому и болеют больше. Молодеют болезни. Дети долго сидят за компьютером, в социальных сетях. Это активизирует левое полушарие абстрактно-логического рационального мышления, но блокируется образное мышление. А весь потенциал, в том числе и здоровья, заложен в образном мышлении. Они мыслят в основном фактами, SMS, короткими фразами, а надо мыслить процессами. Они из-за фактов не видят процесса. Вот он уперся головой: работать с мышцами. А попробуй объясни, как эти мышцы завязаны на гармонии всего организма. Вот когда возникают проблемы с позвоночником, с суставами, они начинают задумываться.

Вообще, почему у меня направленность физкультурно-оздоровительная, а не спортивная… Любой врач, спортивный особенно, скажет: там, где начинается спорт (именно каких-то достижений), там заканчивается здоровье. Там сплошные перенапряжения: штанга, бокс… Я ненавижу бокс, потому что это гематомы, сотрясения. Наш биологический компьютер работает не для того, чтобы по нему стучать.

— Много ребят ходит к вам?

— За год в зал ходит около сотни пацанов. За 25 лет уже несколько тысяч здесь занимались. Ребятам зал нравится, много тренажеров, все работает как часы, хотя и старое. Некоторые тренажеры с 1989 года, когда их закупил обком партии. Многое сами приносили, сделали что я, что пацаны: варили, мастерили. Они потому до сих пор в отличном состоянии, что мы их все время обслуживаем: тросы меняем, подшипники, смазываем. Периодически нас, тренажерный зал, хотят оптимизировать: и в меньший зал собирались перенести, и вообще закрыть были попытки. Ребята стали обращаться — пока оставили как есть, что будет дальше — трудно сказать. Если зал закрыть, пацаны, которые в этом микрорайоне живут, будут обделены. Попробуйте им сказать, что завтра не будет занятий, — увидите реакцию. Я их учу тому, что нужно научиться хорошо думать. Надо читать книги, развивать образное мышление.