Еще одна покалеченная судьба

2015-06-11 | 23:24 , Категория текст


В начале войны моему прадеду повезло. Из-за поврежденного глаза ему выдали бронь, дающую право не идти на фронт, остаться дома с семьей. Был он старшиной летного училища, и на его глазах молодые неопытные ребята уходили воевать... целые выпуски погибали за какую-то неделю. А похоронки приходили в училище, откуда он разносил их родным погибших. Что может чувствовать взрослый мужчина, извещающий мать о смерти шестнадцатилетнего сына, покинувшего дом считанные дни назад?
Он ушел на фронт на три долгих года, оставив беременную жену и двоих детей. Служил в полковой разведке, дошел до Берлина, воевал в Японии. Несколько раз попадал в плен, откуда бежал избитый, замученный. И все-таки выжил, смог добраться до дома.
В те годы, когда тысячи победителей возвращались на родину, они просились на ночлег в домах, что были по пути. Хозяйки безоговорочно предоставляли им кров.
Мой прадедушка подошел к своему дому одним из возвращающихся солдат. Постучался с замирающим сердцем. В открывшейся двери он увидел осунувшуюся, изголодавшуюся в тылу жену... Та мельком взглянула на него, буднично улыбнулась и проводила в дом. Он продолжал молчать даже внутри, наблюдая за тем, как она готовит ужин. И только потом спросил: "Не узнаешь, хозяйка?".
Было что не узнать. Фашисты выбили ему прикладом ружья все передние зубы, годы в разведке сделали его полностью седым, война избороздила морщинами лицо. Жена зарыдала, а он заметил в углу возле печки испуганную трехлетнюю девочку. Но когда он со слезами счастья протянул руки к дочке, она закричала и убежала от уродливого старика к матери, и еще долго боялась его.