Можно, ребятки, можно

2015-06-11 | 23:44 , Категория текст


10 ноября отмечал свой бывший профессиональный праздник вместе с коллегами, которые ещё служат. Да-да, день сотрудников органов внутренних дел. Сидели, разговаривали — о службе в том числе. Был с нами и Виктор, молодой ещё следователь. Неплохой парень, только настроение у него было не праздничное.

Жалуется на него один потерпевший. Фотограф. Снимал что-то в час ночи в каком-то дворе, подбежала группа товарищей, избили, забрали фототехнику. Дело раскрыли почти по горячим следам. Уже вечером следующего дня подозреваемые давали показания, заодно был накрыт и скупщик краденого. В чём проблема? Проблема в том, что объективы, сумку, штатив и какие-то там финтифлюшки вернуть удалось, а сам фотоаппарат — нет. Дорогая штука, говорят, 200 тысяч стоит. Не буду говорить про перспективы поиска, скажу вот о чём. У этого фотографа оказались нехилые знакомые — Виктор и ещё пара сотрудников, похоже, останутся без годовой премии. А у меня вопрос к фотографу: уважаемый, а ты подумал про свою безопасность при такой съёмке? Да, нигде в законе не прописано, что фотографировать ночью нельзя, но есть элементарные правила безопасности.

Я таких помню и по своей службе. Да, знакомиться с четырьмя парнями не запрещено. Не запрещается и пить с ними в кафе, и отправляться за город на дачу. Законом это не запрещено, но, как мне кажется, изнасилование девушки после таких поступков выглядит логично. Нет, парней не оправдали, несмотря на дорогих адвокатов, но сроки вряд ли можно назвать адекватными.

Не запрещено целоваться и тискаться на скамейке в парке. Нет такого закона. Но группа товарищей (так и не установленной до конца численности) так возбудилась зрелищем, что отволокла парочку куда подальше. Парня избили, а девушке пришлось обслужить немало народа. Осудили только двоих — тех, которые потом оттрахали ещё и парня, остальные — «за недостаточностью доказательств».

Запрещено ли вести девушку, с которой только что познакомился в баре, к себе домой? Нет, конечно же, нет. Клофелин, пропавшие деньги и техника. Девушку и технику нашли. Деньги — нет.

Запрещается ли подвозить двух незнакомых попутчиков мужского пола? Нет, кто же это запрещает. Проломленная голова (хоть жив остался), угнанная машина, ещё и обнесённая квартира. Преступников нашли только через год.

Купаться голышом на малолюдном, но всё же посещаемом озёрном пляже? Пожалуй, запрета тоже не придумаю. Через десять дней двух девушек (всё ещё голых) извлекли из подвала одного из деревенских домов. Что с ними там делали, думаю, понятно. Сроки преступникам были внушительные, но, полагаю, девушкам от этого не легче.

Закинуть в общественном транспорте сумку за спину? Да, это не преступление. А потом начинается: вытащили 50 тысяч рублей, которые только что взяла в кредит в банке. Не нашли никого, девушка осталась возмущена бессилием правоохранительных органов.

Хочется получать 40% дохода от вложений еженедельно (да, тут летом одни товарищи обещали)? Хотите, конечно. Потом начинаются пикеты, заявления, жалобы, звонки: «Верните наши деньги!»

Из той же серии, очень мне запомнившееся. Каменный дом в деревне, два этажа, более 200 квадратных метров. За миллион — удачная покупка! Потом, правда, выясняется, что показывали человеку один дом, а продали другой, сгоревший два года назад. До сих пор судится.

Выделываться перед девушкой тоже не запрещается. Можно даже рассказывать анекдоты про один кавказский народ, поглядывая на сидящих за соседним столиком кавказцев и посмеиваясь (да-да-да, так всё и было, не надо мне тут возгласов «ну, конечно»: запись из кафе была предоставлена). Горячие южные парни терпели недолго. Сроки кавказцам — символические, ущерб здоровью шутника — видимый без медэкспертизы.

Про айфоны тоже могу сказать. Давно уже, когда они только появились, отобрали один у девушки. Преступников взяли практически сразу же — ППС постарался. Когда этим молодчикам задали вопрос, зачем они напали на девушку, выяснилось, что целью нападения как раз и был этот айфон. Да, девушка в троллейбусе светила его всю дорогу. Привлекла внимание, получилось.

Ещё был весьма памятный случай. Девушка без сопровождения (ни подруг, ни молодого человека) пошла на концерт в весьма экстравагантный клуб (сотрудники ФСКН могли бы рассказать про него намного больше). Была ограблена в туалете. Чем памятен случай? А тем, что с девушки сняли почти 400 граммов золота. Это потом выяснили, когда изымали эти украшения из ломбарда (по утверждениям потерпевшей, не нашли ещё кольцо и кулон с сапфирами).

В таком ключе можно продолжать долго. Я выбрал эти случаи, потому что в них потерпевшая сторона перекладывала вину на правоохранительные органы. Плохо работаем. Преступность у нас высокая. Не у нас, господа. У вас. Вернее, в нашем с вами обществе.

Вы же не с Луны свалились. Вы не знаете, какие у нас люди? Так почитайте хотя бы этот сайт, тут на это жалуются. Зависть, страсть к наживе, эгоизм, право сильного — это обычные явления. Не надо давать им лишнего повода для проявления. «Без лоха и жизнь плоха» — это девиз не только гопников, но и представителей сословия «приличных людей». Не верите? А попробуйте подписать банковский договор не читая — получите автоматически страховки, информирование и прочие услуги, за которые менеджер получит дополнительные бонусы. Или зайдите в магазин бытовой техники и спросите там что-нибудь, в чём не разбираетесь. Выйдете с самым дорогим.

Вы думаете, что за вас заступятся окружающие? Ага, сейчас! Как показывает практика, неравнодушные люди есть, но большинство даже не позвонит в полицию, не говоря уже о том, чтобы вмешаться или выступить свидетелем. Я сильно сомневаюсь, что не орали те две нудистки, когда их тащили в машину. И что? И ничего. Звонок в милицию раздался только на следующий день от матери одной из девушек. Орала и оттаскиваемая в кусты парочка. Тут свидетели нашлись, даже двое. Дали показания, прокомментировав ситуацию следующим образом: «Будут знать, как трахаться перед людьми». Позвонить же в милицию во время происшествия так никто и не собрался.

Не знаю, на что рассчитывают такие люди. Если стоило заикнуться только, принимая у них заявление, о том, как они себя вели, — в ответ сразу: «А что, нельзя?» Можно, ребятки, можно, конечно. Весь ваш гонор испаряется без следа, когда вы оказываетесь в одиночку перед преступником. Осторожней надо быть, даже если можно.