Ассхол, Ассхол и Шитхед

2015-06-12 | 02:52 , Категория текст


Живу и работаю в Америке, но думаю, что задолбавшее меня актуально по обе стороны океана. А задолбали меня агенты по найму. Нет, вообще-то, рекрутёры — существа полезные. Однако уровень некомпетентности в их рядах последнее время просто зашкаливает, а активность с каждым днём растёт.

Пример из жизни — компиляция из реальных эпизодов. Все совпадения неслучайны и злонамеренны. Автор просит извинения за нерусскоязычные вкрапления в русскоязычном тексте.

Звонок: «Я Джонни Ассхол, младший партнёр из компании по найму „Ассхол, Ассхол и Шитхед“. Я нашёл твоё резюме на сайте ***.com и хочу touch base with you». Расшаркиваюсь. Ну, говорит Джонни Ассхол, расскажи мне о своём бэкграунде. Блин, ну что, что ты со своими четырьмя годами комьюнити-колледжа с уклоном в business management и human resource (LinkedIn рулит), что ты поймёшь в моем бэкграунде? Тебе же даже в резюме моём букв много, судя по твоим вопросам! Тем не менее, максимально вежливо и в доступной форме излагаю: специализируюсь на нанесении ритуальных татуировок жертвенным животным, имею опыт работы со всеми весовыми категориями, от хомячка до бегемота, и с большим видовым разнообразием, от мелких грызунов до крупных хищников. Умею работать как ручными иглами, так и машинками нескольких фирм, включая их настройку разной степени тонкости и базовое обслуживание. Если надо — могу разрабатывать несложные эскизы сам, а также вести базу уже имеющихся. На нынешнем месте занимаюсь отработкой принципиально новой техники нанесения рисунка на крупных мартышках, поставляемых нам смежниками из группы ХБКМ (художественного бритья крупных мартышек)…

Тут Джонни Ассхол радостно меня перебивает, услышав знакомое звукосочетание: «О, так я же потому и звоню! У тебя же огромный опыт ХБКМ, а мне позарез нужен специалист!» Джонни, шакал же тебя нюхал… В моем резюме слово ХБКМ употребляется ровно один раз и ровно в том контексте, что я тебе сейчас изложил. Я понимаю — оно написано большими буквами, и ты прочитал, потому что большие буквы читаются легче, чем маленькие. Но это отдельная сложная дисциплина — выбритое поле должно в точности повторять форму эскиза, масштабируясь в зависимости от размера животного, здесь требуется особое оборудование и специально обученные люди… Короче, извини, Джонни, но это не ко мне, а в соседнюю кассу. Да, конечно, звони, если появится что-то новое. Да, и тебе хорошего дня.

Через пару часов (или дней) звонит снова. «Позиция — как раз для тебя, как увидел — сразу о тебе подумал! Есть один очень молодой культ, но число его поклонников стремительно растёт по всему миру. Каждое полнолуние они приносят в жертву половозрелого козла. У тебя есть опыт работы с козлами?» Я бы тоже принёс в жертву одного половозрелого козла, думаю я, которого в разгар рабочего дня оторвали от процесса. Причём прямо сейчас, не дожидаясь полнолуния. Вслух же вежливо повторяю всё то, что написано в резюме. «Так вот, — радостно продолжает Джонни, — рога жертвы украшаются сложной ритуальной резьбой — ты такую умеешь?» Джонни, ты понимаешь разницу между татуировкой и резьбой по кости? Нет, это даже не близко, извини, что приходится тебя огорчать. А вообще, внимательное чтение резюме сэкономило бы нам обоим кучу времени, как ты полагаешь?

Третий звонок. «Чтобы продолжать наше сотрудничество, — говорит Джонни Ассхол, — ты должен приехать ко мне в офис с девяти до пяти, чтобы заполнить анкету соискателя. Когда тебе удобнее? Как зачем? Потому что мы — молодая компания с нетрадиционной (вот в это я почему-то сразу верю) политикой, лидер американского рынка в области трудоустройства молодых профессионалов». Джонни! Я правильно понял, что подходящей для меня позиции у тебя сейчас нет? И ты, тем не менее, настаиваешь, чтобы я в своё рабочее время ехал к тебе в офис? «Да, — отвечает он, — такова наша корпоративная политика — политика агрессивной молодой компании с нетрадиционной (да верю, верю) политикой, лидера американского рынка…» Понимаешь, Джонни, у меня своя политика. Кроме того, каждый час на работе мне дают по два пончика с вареньем. А у тебя в офисе есть пончики с вареньем, Джонни? Какое-то время тишина в трубке нарушается лишь треском рвущегося шаблона. «У меня в офисе нет никаких пончиков, — наконец с некоторым уже нетерпением в голосе объявляет Джонни. — Но неужели ты не хочешь сотрудничать с нами — агрессивной молодой компанией?» Знаешь, Джонни Ассхол, я придумал. Давай ты мне позвонишь, когда/если у тебя появится для меня нормальная позиция? Вот тогда и. Да, и я безмерно рад знакомству.

Загадка местной (а может, и не только?) бизнес-психологии. Я бы ещё понял, если бы он денег просил. Но зачем, зачем я ему в офисе? Самооценку расчесать — типа, вот у меня какие крутые специалисты в приёмной дожидаются? Или ему бонус за количество заполненных бумажек идёт? Не понимаю…

Впрочем, есть и другие, но исключения лишь подтверждают правила — банально, а что делать? Один вот по почте мне позицию прислал, вроде интересную и по теме. Послал в ответ резюме. В теле послания специально акцентировал, что в рабочее время лучше не звонить, а переписываться по имейлу. Угадайте, что он сделал немедленно по получении моего ответа?..