Против настоящего

2015-06-12 | 05:42 , Категория текст


Разрешите представиться: быдло. Пушечное мясо, бессмысленный планктон, который не понимает, чего хочет от этой жизни, но при этом рвётся в Европу. Иначе говоря, я участник так называемого Евромайдана. При всём при этом я — русскоязычный гражданин Украины, который к евроинтеграции относится скорее отрицательно, чем положительно. За что тогда я ратую на Майдане? Вопрос некорректен. Я стою не «за», а «против».

Я хочу жить в своём государстве и не бояться того, что будет завтра. Я не хочу в Европу с её красивой жизнью (во многом преувеличенной).

Я хочу иметь возможность отстаивать свои интересы любыми методами, которые разрешены законом. Я не хочу, идя на мирную демонстрацию, прятать при себе оружие, чтобы в случае чего иметь возможность оборониться от «защитников правопорядка».

Я хочу, чтобы виновные в преступлениях несли наказание за свои поступки. Я не хочу, чтобы мажора, сбившего на огромной скорости человека, отпускали по причине отсутствия улик, которые никто и не думал искать.

Я хочу иметь свой бизнес, который позволит мне прокормить себя и свою семью. Я не хочу потерять своё дело по причине того, что кому-то из представителей власти захочется его себе прихватизировать.

Я хочу знать, что моя милиция меня защищает. Я не хочу сесть в тюрьму из-за того, что правоохранительным органам для раскрытия громкого преступления понадобился виновный.

Я хочу, чтобы правительство работало на улучшение благосостояния народа. Я не хочу чтобы люди, стоящие у власти, распиливали бюджет страны в свою пользу.

Я хочу, чтобы Президент был гарантом Конституции. Я не хочу иметь во главе государства человека, который не раз пренебрегал законами.

И я такой не один. Мы стоим на Майдане не из-за денег, не для безвизового проезда в Европу, не ради мифических льгот. Может, наши протесты и выглядят для кого-то глупо, ведь события почти десятилетней давности не принесли никаких улучшений. По правде говоря, мы, наверное, и сами не знаем, чего этим добьёмся. Но одно знаем точно: мы больше не хотим жить так, как сейчас.