Доктор, мы его теряем!

2015-06-12 | 16:30 , Категория текст


Я тружусь в сервисном центре. Работаем мы быстро. Чиним иногда бесплатно и при клиенте, если инженер свободен. Учитываем все пожелания.

Мы очень постараемся вам помочь. Заменим неработающий планшет на новый, хотя положенные законом 14 дней прошли, просто потому, что вы купили его племяннику на Новый год. Поставим вашему дедушке на компьютер Скайп, настроим браузер и бесплатно заведём все нужные учётные записи. Научим вас пользоваться новым планшетом, расскажем о его нюансах, покажем, как пользоваться Плей-маркетом и перезагружать девайс. Приведём в порядок ваше устройство, объясним, как добиться того, чтобы проблема не повторялась.

Работаем с 9 до 9 без выходных. Большинство наших клиентов удовлетворены нашей работой, но некоторые всё ещё остаются недовольны. Они делятся на несколько видов.

«Арендаторы». Такие вечером 30 декабря берут колонки за 20 тысяч, а утром 2 января приходят их возвращать, потому что они фонят и звук на низких частотах «странный». Понятно, что брали колонки, чтобы порадовать гостей на Новый год и потом вернуть. Вид вымирающий, в большинстве случаев проблем не приносящий: товар в идеале, есть упаковка и все чеки. Просто времени на них тратится довольно много.

«Мне все должны». Такие, покупая устройство, не слушают консультанта, смотрят на стоимость и модность. Покупают в основном вещи не дороже 10 тысяч, хотят при этом качества минимум на 20. Не читают инструкцию: если купили телефон, он у них будет ездить в сумке при −20, с ключами и без плёнки на дисплее; ноутбук зальют, фотоаппарат уронят. А потом они придут к нам, потому что «не работает», и потребуют денег. И плевать, что, уронив (искупав, перегрев) своё устройство, гарантию они давным-давно потеряли. Будут плеваться слюной и требовать денег назад. Да-да — прямо сейчас. Обычно такие ребята очень жаждут написать заявление, но так как требуют они юридически невозможного, в установленные сроки получают отказ и уходят наконец с богом.

«А вот можно прямо сейчас». Это они сдают системный блок, простоявший три года в дальнем углу пыльной комнаты, с тем, что он не включается, а потом удивляются: «Что с ним можно было делать три дня, там же делов на час!» Это они приходят с древним ноутом: «Мне бы тут быстренько клавиатуру заменить», — и удивляются тому, что новая едет две недели. Это они приносят технику с дефектами, которые проявляются пару раз в месяц при чётко определённых условиях, и удивляются, что устройство тестируется заявленные две недели.

«А давайте я вот вам по телефону скажу, что у меня не так, а вы мне расскажете, как это починить!» Мы понимаем, что вы хотите отремонтировать своё устройство, но поймите, мы не можем диагностировать проблему по телефону. Не можем разорваться на починку одновременно двадцати устройств. Не можем поторопить почту. У нас нет склада с запчастями ко всем выпускаемым моделям. Это им нужно отремонтировать ноутбук прямо вот сегодня. Да, мы можем это сделать, извольте только заплатить двойную стоимость за срочность. Как жаль, что вас не устраивает такая сумма! Значит, вы всё-таки можете подождать три дня? Да, конечно, я могу позвать инженера, чтобы вы «сами с ним поговорили», только вот ответит он вам то же самое, потому что мы должны иметь какие-то основания, чтобы подвинуть в очереди остальных клиентов. И да — если у нас мало устройств, мы сделаем вам «срочно» за ту же сумму, что и обычный ремонт.

Какое счастье, что людей, попадающих под эти категории, мало! Но, несмотря на это, они безмерно задолбали.